Последний снег (книга)

Перейти к: навигация, поиск

Здесь должны быть Фотография и выходные данные книги.

Последний снег (обложка).jpg

Высшая поэзия — моление

Иеромонах Роман — выдающееся явление русской духовной культуры. Недостаточно написать, что он поэт, исполнитель собственный песнопений, мыслитель и проповедник. Не требуется дистанция будущего времени, чтобы сказать определённо: отец Роман сполна служит делу, к которому призван Господом. Каждому из нас задана задача — верно и вовремя распознать своё предназначения на земле, своё служение, своё призвание. Иеромонах Роман несёт своё призвание через множество испытаний: непонимание, завистничество, осуждение, враждебность.

На злобное пустословие отец Роман либо вовсе не обращает внимания, либо реагирует весело. К счастью, есть критики, литературоведы, которым до́роги Россия и Православие. Стихи иеромонаха Романа в журнале «Север» публиковались рядом с Ф.И. Тютчевым и А.С. Хомяковым, в единой подборке православных стихов. И.К. Рогощенков, немало размышлявший о русской литературе и русском самосознании, выразил афоризмом своё отношение к отцу Роману: «Он — великий православный русский поэт, вернувший поэзии Православие, а Православию — поэзию».

О песнопениях иеромонаха Романа ёмко говорил Валентин Распутин: «Всего себя выпевающий их голос отдаёт себя во имя желанного преображения и всего себя обретает заново. На меньшее он не согласен. Так и с Россией: он не удовлетворится частью её посреди бушующего срама, ему нужно, чтобы она восславилась и восстала вся».

Песнопения и стихи иеромонаха Романа выводят русский народ из летаргического сна безбожия. Возвращается безспорный для сотен лет постулат: быть русским — значит быть православным.

Иеромонах Роман — поэт редкостный, его стихи принял народ как голос Православия, голос глубинной памяти и высочайшей любви к России, голос исповедальной молитвы и вдохновенной проповеди.

Иеромонах Роман — восприемник, певец и звонарь Святой Руси, того Православного Царства, которое не крошилось на кусочки, искало путь к общему и личному спасению, не прельщалось чужими идолами и идеалами. Не однажды рассыпа́лся наш целостный организм на части, и сразу вороньё набрасывалось на поживу, пока не находился объединитель Руси, князь или монах, слово которого было услышано воинством, народом, и спасалась Русская Земля. Услышьте и в этот час беды, в час пагубных соблазнов слово горькой правды, с болью и любовью сказанное иеромонахом Романом.

Так нужно для нашего общего исцеления, для духовного подъёма слово поэтических проповедей отца Романа! Иеромонах Роман слышит бе́ды мира, слышит то, что неспособно услышать ухо духовного оглохшего человека. Он — целитель нашей глухоты и слепоты.

Самое сокровенное, самое потаённое, самое возвышенное и самое горькое высказываются в таинстве моления. У иеромонаха Романа грань между стихом и молением становится почти неуловимой. Уединение, молитва, благоговейное отношение к слову позволили ему верно определить своё поэтическое служение:

Высшую степень Богообщения, ответственности верующего человека обнаружит читатель в стихотворении «Гильотина» и многих других, такие прозрения — путеводная звезда для каждого из нас. Такого предстояния русская поэзия ещё не знала. И это предстояние указало высокое назначение поэзии — возводить творение к Творцу. Нужно низко поклониться Русской Православной Церкви, давшей России такого поэта. Ибо без Неё, без Святого Православия не было бы и отца Романа. И он прекрасно понимает это сам, затворяясь от людской молвы и людских почестей в безлюдных местах, наполняя молитвенным звучанием рождающиеся строки.

Александр Корольков, доктор философских наук, профессор, академик Российской академии образования.

(Сокращено из предисловия к Русский куколь (книга))

Содержание

(Сверено содержание, но не тексты стихов)


Приобрести