Антон Клюшев

Перейти к: навигация, поиск


Антон Клюшев
Антон Клюшев
Антон Владимирович Клюшев
* 17 января 1986(1986-01-17) (30 лет), Приднестровье
русский писатель
klyushev.ru


Антон Владимирович Клюшев (17 января 1986(19860117) в Приднестровье) — русский писатель.

Биография

Антон Клюшев родился 17 января 1986 года в городе Бендеры, Приднестровская Молдавская Республика. Родители погибли во время военного конфликта 1992 г. Пройдя приюты Одессы и Донецка (Украина), оказался на Черноморском побережье Кавказа (Россия), откуда в 1999-м году был увезён опекуном на постоянное место жительство в Грецию. Окончил британский колледж в Никосии (Кипр), и там же — школу искусств по классу фортепиано. Получил гражданство Греции. После смерти опекуна в поисках работы перебрался в Италию, а оттуда уехал работать по контракту в Новую Зеландию. Вернулся в Европу в 2007 году, и устроился работать пианистом на круизный корабль. В 2009-м году поступил в Университет Новая Сорбонна (Paris III) на факультет общей литературы, который закончил в 2012-м году. На разговорном уровне владеет украинским, английским, испанским, французским и греческим языками. Родным языком считает русский, на нём и пишет. В настоящее время проживает под Парижем. Много путешествует. Был дважды женат, имеет сына.

Публиковался в журналах «Север» (2005-2007), «Урал» (2011-2014), и в Иерусалиме «Дом Корчака», 2008.

Произведения

Публикации

Аудиокниги


Награждения и номинации

Посвящения

О нём

« Впервые неизвестный автор Антон Клюшев прислал нам на редакционный адрес ссылку на какой-то самодеятельный ресурс. Предполагалось, что надо пройти по этой ссылке и прочитать его произведение. Такого ни один автор до этих пор себе не позволял. Но что-то заставило заместителя главного редактора Сергея Белякова заглянуть на этот ресурс. И когда он начал читать текст (а речь о повести «Гитлер капут», теперь уже опубликованной — в июльском номере «Урала» за 2011 год), то подумал, что нас кто-то разыгрывает. Это был мастерский, талантливый текст. Мы связались с автором и узнали, что он с детства живёт за границей, потеряв родителей во время военного конфликта 1992 года в Приднестровье (сейчас Антон учится на факультете общей литературы в Сорбонне). После этого стало понятно, что человек просто не мог знать правил работы с рукописями в толстых литературных журналах. За «Гитлера» мы вручили ему премию журнала «Урал», а вскоре Антон прислал нам продолжение этой повести под названием «Нужные люди». И мы снова опубликовали. Прошло время, и вдруг он присылает первую часть романа под названием «Дикое Поле». Читаем. События те же, герои те же. А прочитали до конца и видим, что это кардинально переработанный текст. И притом это далеко не конец. Мы поставили эту первую часть в первый номер 2013 года. Тогда ещё не было написано второй и третьей части (которые как раз и опубликованы в 9-м и 10-м номерах), а к концу года автор обещает закончить роман, и действие завершится в наши дни, на Майдане.
Андрей Ильенков, заведующий отделом прозы журнала «Урал»
»


« Из литературных событий я бы хотела назвать ещё Антона Клюшева. Этого парня в России никто никогда не видел. Тоже связался с нами по Интернету. Это самородок. И он очевидно появился для того, чтобы описать жизнь беспризорника. Жертва событий в Приднестровье — родители погибли, и он несколько лет прожил в Донецке среди беспризорников, из детского дома сбежал, потом его усыновили, он попал на Кипр, и там сидит и пишет. Последнее время присылает письма из Новой Зеландии. Мы его рекомендовали на премию «Ясная Поляна», и он вошел в длинный список. В конце 2005 года мы опубликовали его повесть «Параллельный мир» — о том, как дети-беспризорники проводят зиму в Донецке на заводе, умирают там от холода, а чтобы криминальных трупов не было, иначе поймают и посадят, они вынуждены сжигать тела, обливая соляркой. Эта повесть рвет душу. Стыдно. Но это все равно, что стыдиться своей матери, пьяной, больной, которая валяется в углу. Сразу поднялся визг: «Как можно такое писать?» А жить, извините меня, так можно? В этом году мы опубликовали продолжение. Он хорошо пишет, его не надо править, и, судя по переписке, он действительно тот, за кого себя выдает, 18-летний парень: иногда не знает простых вещей, которые знаю я, человек другого поколения, не понимает, что всё надо доверять бумаге, натурализм прёт… Наверно, этот человек родился, чтобы честно описать жизнь беспризорных детей.
»
«

Прочитал “Параллельный мир” А.Клюшева и долго, подобно хамелеону, менял окраску состояний: потрясение сменялось удивлением, удивление – чувствительными упрёками совести, а потом пришло внезапное и неожиданное чувство благодарности, и я понял, что передо мной поистине ценное произведение. Своеобразное, конечно. Основанное на тяжелейшем личном опыте. Хлёсткое. Неудобное. Невкусное. Но истинное и честное. В жизнь – и, конечно, в литературу – вступает очередное поколение. Оно не советское. Даже не постсоветское. Оно другое. И ему есть, что сказать нам. Они чудовищно обделены и обобраны, но вполне самостоятельны и независимы. Мы-то ещё помним, как это прекрасно – чувствовать за собой огромную, сильную, независимую страну. Нам повезло. Остатки этого чувства до сих пор живут в нас. Мы знаем, что была в России и другая жизнь. И она возможна. Хотя само собой, конечно, ничего не сделается. А они не знают этого. Они видели только грязь, разруху, мерзость, войну и нищету. Школа унижения – не лучшая вещь в жизни. Она ломает, уродует. И когда это поколение начнёт задавать тон в жизни страны – тут возможны самые разные неожиданности. Ведь Россия – совсем не то, что ныне власть имущие хотят вдолбить нам в головы. И народ русский далеко не так уж туп, пьян, скотоподобен и безразличен. Это опасное заблуждение, стоившее стране больших жертв в 1905-1917 годах и позже. Да, мы разобщены, растеряны, дезориентированы. Но это временное состояние. Психология огромных масс непредсказуема, и нынешнее скорбное молчание сменится чудовищным прорывом накопленной, перезревшей ярости. И не помогут властям ни танки, ни пулемёты, ни полицейские дубинки. Понимая всю неоднозначность и самого произведения, и реакции на него, считаю, что такие вещи безусловно нужны. Они будоражат людей думающих и совестливых. Проливают свет на тёмную сторону русской жизни. И, несмотря на всю нелицеприятность, зовут к добрым чувствам, к сопереживанию, к сердечности. И радует, что есть люди, которым хватает душевных сил создавать их. Мир, изображённый Клюшевым, не параллельный. Это тот же самый – наш – мир. И все мы, с виду благополучные люди, носим ныне в душах незримую печать сиротства, брошенности, беспризорности. Как бы кто ни отпирался, это так.

Ничего сверхнового и чуждого в этом произведении нет. Всё написанное – вполне в традициях русской литературы. Был во 2-й половине XIX века такой социально-критический жанр – “физиологический очерк”. В нём была ярко выражена фактическая, бытописательная сторона. Судя по всему, время за полтора столетия сделало полный оборот. Этот жанр литературы фиксирует повседневный образ эпохи. Чаще всего неприглядный и отталкивающий. Но герои – типичные представители неблагополучных социальных слоёв – бродяги, сезонные работники, обитатели доходных домов – несмотря на бесчеловечные условия существования остаются людьми. При умелом и добросовестном изображении это потрясает, заставляет переживать, делает человека чище. Ничего общего с “чернухой” это не имеет. Такие произведения читать больно, горько, но не омерзительно. Обратите внимание: даже тягостные сцены “кремации” умерших даны у Клюшева достаточно деликатно, без навязчивого смакования отвратительных подробностей. “Физиологический очерк” предполагает подойти к самой грани здравого смысла и чувства меры в изображении пороков действительности. Подойти – и удержаться на ней. Это, на мой взгляд, автору удалось. С чем его искренне поздравляю.
Козин А.В., читатель журнала, г.Павловский Посад
»
« С творчеством молодого литератора Антона Клюшева (рассказ «Параллельный мир») мы познакомились на проводившемся нами литературном конкурсе. В свои 17 лет он стал его лауреатом в труднейшей из-за огромной конкуренции номинации «проза». Тема Антона — изгнание, сиротство и бездомные скитания беспризорных детей практически в наши дни. Рассказы Антона автобиографичны, он сам прошёл через всё то, о чём пишет. Антон человек русский, его родина — советское Приднестровье. Но живёт он вдали от родины и, насколько можно понять, его не тянет «домой». Давно уж нет ни того дома, ни той страны, где он родился. А привыкать к новой жизни на старом месте, или вообще, в России, ему, человеку познавшему большой мир, видимо не очень хочется. Короче говоря: в данном материале и в его авторе столь много аспектов и проблем, созвучных нашим, еврейско-израильским, что решил предложить его вашему вниманию.
Михаил Польский, гл. ред. литературного альманаха г.Иерусалим, Израиль
»
«

Антон Клюшев, несмотря на свой статус человека без определённого места жительства (так уж сложилась его судьба), прислал потрясающую по трагической силе, мастерски написанную повесть «Параллельный мир», рассказывающую о драме бездомных детей в России. Вот как высказался об этом произведении член жюри конкурса, заведующий номинацией «проза», писатель и публицист Яков Шехтер: "Литература отстоит от реальности на степень доверия и его продолжительность. Мы готовы верить, будто Грегор Замза, проснувшись однажды утром, обнаружил, что он у себя в постели превратился в странное насекомое, но верить в это мы будем, только пока читаем рассказ Кафки. Приступая к чтению, читатель дает согласие пребывать в мире, где человек может превратиться в насекомое, а волки заговаривают с гуляющими по лесу девочками. Но это не единственное соглашение, которое он принимает, их много, и главное из них можно обозначить как «подразумеваемая честность». Читатель отдает писателю часть своей жизни, расходуя ее на погружение в придуманный им мир, писатель, в свою очередь, обязуется возместить эту утрату занимательным сюжетом, новым взглядом на известные проблемы, живописной лексикой и прочими достоинствами художественного текста. Открывая книгу, читатель подразумевает, что соглашение будет выполнено, если же такого не происходит, он чувствует себя обманутым и с раздражением оставляет текст.

В повести «Параллельный мир» доверие наступает сразу. Какими бы невероятно жестокими и ужасными ни были бы описываемые в ней события, но тон достоверности, который с первого абзаца удалось взять автору, подлинность деталей и главное — правдивость интонации моментально завоевывают читателя. Кино вместо текста — мечта Набокова — начинается уже на второй странице. Стоит только чуть войти в текст, и слова отступают, их место занимает экран, на котором разворачивается Действие.
Александр Баршай, писатель, критик, предс. жюри конкурса имени Януша Корчака, Иерусалим, Израиль
»

Ссылки