Ирина Снегова

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — подготовить для Википедии

Ирина Снегова
Ирина Снегова
Ирина Анатольевна Снегова
* 12 апреля 1922(1922-04-12), Курск
14 июля 1975(1975-07-14) (53 года), Москва
русский поэт
irinasnegova


Ири́на Анато́льевна Сне́гова (12 апреля 1922 года — 14 июля 1975 года) — поэтесса, переводчик. Родилась 12 апреля 1922 года в Курске.

В 1944 г. поступила в Литературный институт им. Горького при ССП. Занималась в семинарах И. Л. Сельвинского и В. К. Звягинцевой. В институте была персональной стипендиаткой – получала стипендию имени Крылова. Окончила институт в 1948 г. с отличием.

Впервые напечатала цикл стихотворений «Земля моя» в журнале «Знамя», №11 за 1948 г. Переводить начала с 1949 г. стихи своего товарища по институту Расула Гамзатова. С этого же времени начала работать в области перевода в соавторстве с Е.Николаевской. Одновременно занималась переводами одна.

И. А. Снегова перевела стихи в сборниках поэтов: Акакия Церетели, Галактиона Табидзе (совместно с Е.Николаевской), Шио Мгвемели, Колау Нодирадзе, Расула Гамзатова, Г Эмина, М. Карима, Назара Наджми, Мусы Гали, Сайфи Кудаша, С.Капутикян, Маро Маркарян, Гургена Боряна, Сагатела Арутюняна, Ованеса Шираза и др.; стихи поэтов ГДР для Антологии немецкой поэзии, стихотворения для романа Э.Т.А.Гофмана «Житейские воззрения кота Мурра».

Ирина Снегова является автором 13 поэтических сборников и многочисленных поэтических публикаций в еженедельниках «Литературная газета», «Литературная Россия», «Неделя», газете «Известия» и в литературных журналах «Новый мир»; «Знамя», «Юность», «Литературный Кисловодск», «Литературная Грузия», «Литературная Армения» и др.

Умерла в 1975 году от рака лёгких в Москве. Похоронена на Ваганьковском кладбище, по желанию семьи — без панихидных речей в Малом зале Центрального Дома литераторов, без писательских поминок.

Ирина Снегова (могила).jpg

Стихи


Издания

  • «Лирические стихи» (1958)
  • «Август» (1963)
  • «Лирика» (1966)
  • «Крутизна» (1967)
  • книги стихов для детей «Бьют часы» (1962)
  • «Дороги сердца. Стихи и переводы», Ер., 1963; Избр. лирика, М., 1969.

О ней

« Незадолго до смерти, уже зная о своей болезни, Снегова жила в Малеевке, бродила по аллейкам и читала вполголоса — сама себе — Тютчева. Что-то должно было измениться в ее поэзии, но времени для этого в жизни не осталось. Что рвалось в ее несбывшуюся, ненаписанную поэзию?.. Сейчас, перечитывая множество ее переводов с «языков народов СССР», я невольно получил точный ответ на этот вопрос. Прочтите стихи башкирского поэта Мустая Карима в переводе Снеговой — и вы с трудом поверите, что это не Георгий Иванов. Тот, кстати, перед смертью тоже часто бормотал Тютчева. «Все года, события стали ближе / Воедино слив друзей, врагов; / Между Петербургом и Парижем — расстоянье несколько шагов…», — писал эмигрант первой волны, поэт Александр Перфильев. «Парижская нота»… «переводы с башкирского»… Кто бы поверил, что между ними тоже всего полшага?
http://www.vekperevoda.com/1900/isnegova.htm
»
« Так, вдруг почему-то самые далекие от начальства бескорыстные читатели вдруг осознавали, что возрастает в советской поэзии имя Ирины Снеговой, гонялись за ее книгой стихов «Август» — в белом супере с красными спелыми буквами, а потом читали ее новую книгу «Крутизна», на этот раз в супере с серыми тенями и штрихами винтовой лестницы, но тоже изданную в авторитетном «Совписе» уже в 1967 году… Там были великолепные стихи, которые заслуживали хрестоматии: «Литературу делают волы, столпы искусства все как есть поденщики…»

Ирина Снегова взяла за душу тем, что ее поэзия отличалась от общепринятой — с обязательным «идейным» стихотворением в начале книги, с оглядкой на литначальство… Читали «Крутизну», а критики цитировали Ирину Снегову, чтобы вскоре забыть ее навсегда и перекинуться на цитаты из поэтического сборничка очередного советского таланта…

  • * *

Ирина Снегова умерла в середине семидесятых… Ее хоронили — возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что на Ваганьковском, по желанию семьи «нетрадиционно» — без панихидных речей в Малом зале Центрального Дома литераторов, без шума и тарарама пьяных писательских поминок.

Мне запомнилось, что гроб, в котором упокоилось тело поэтессы, был обтянут белым шелком. Обычно писателей хоронили в гробах, обтянутых черно-красным. По-моему, это была весна, под ногами хлюпала кладбищенская глина, замешенная в кашу с прошлогодними листьями, а за гробом, который везли на ржавой каталке дюжие похмельные Хароны, шел муж поэтессы и, кажется, ее дочь (я не уверен в этом), а также великий переводчик и жизнелюб Лев Гинзбург, небольшого росточка, но очень упитанный и обаятельный, вместе с дочерью Ирен и ее мужем Сашей, и я — как почти официальный представитель московских поэтов. Перед тем как гроб скрылся в мокрой вселенской глине, все помолчали. Ирина Анатольевна умерла быстро, у нее оказался рак легких, о чем даже не подозревали блатные врачи бездарной, но престижной когда-то поликлиники Литфонда.

Вот и всё.

Так проходит земная слава, как говорили древние на своей меднозвучной латыни.

Вы читали книгу стихов «Август»? Вы читали книгу стихов «Крутизна»? Нет, вы даже не знаете, что такие книги когда-то писались, ждали своего места в издательских планах, пробивались сквозь косность и немоту русско-советского коллективизма… В мире все пропадает бесследно. Просто что-то раньше, а что-то чуть позже, но все равно, увы, пропадает.

А поэты пишут стихи, потому что знают, но не могут поверить в это…
http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg222002/Tetrad/art11_11.htm

»

Ссылки


Red copyright.svg В соответствии со статьёй 1281 ГК РФ произведения этого автора перейдут в общественное достояние 1 января 2046 года.