Чуть сумерки — под Сфинксом льды шуршат (Юрий Григорьев)

Перейти к: навигация, поиск



Ленинграду


Чуть сумерки — под Сфинксом льды шуршат.
Колонны резче, шпили гуще, выше.
А издали, в пустыне плоской, дышит
Дымами заводскими Ленинград.

Чуть смеркнется — иду к реке. Струя
Меня и Египтянина колеблет.
Ему — века дремать под рыбий лепет,
Мне — час один. И вглядываюсь я…

С прекрасной жаждой входим. А пройдёшь
За сто волнений, тридцать листопадов —
Чу, дышит мудрость зреющего сада!
А в остальном — улавливаешь ложь.

Ещё шуты бездомные рядят
Своё безплодье в рок и в безысходность.
Пусть треплются. Но Тайную Свободу
Нам в августе нашёптывает сад.

Так шелест и цветенье белых льдин
Иной зовут из подсознанья шорох,
Таким я вижу сей колонный город —
А вдруг в него, как в зеркало, глядим?

Возлюбленный! Платил он всех честней:
От наводнений за предназначенье,
До наглых бунтов гарнизонной черни,
До мышеедной святости страстей.

Днесь, сдав в музей империю, Неву,
Дерьмо казарм и купидонов пляски,
Не зверем тьмы — ломовиком в упряжке
Везёт порфироносную вдову.

…За всем цветением добра и зла
Осталось — головы склонить пред жатвой
И наплывать во льды, в лета́, в глаза́
Так, как приходим в мир — с прекрасной жаждой.


<196?>


http://lucas-v-leyden.livejournal.com/136711.html