Тёмный лик, икон суровей (Мария Волынцева)

Перейти к: навигация, поиск



Осень


Тёмный лик, икон суровей,
Там, в саду.
Плотно сдвинутые брови.
Рот жестокий, цвета крови…
— Выйди, жду… —
Плещет, машет чёрным крепом:
Я дышу открытым склепом,
Я последнюю звезду
Сброшу вниз, завью туманом,
Изогнусь безкровным станом.
На поляны, на откосы
Кинусь буйным ураганом,
Разметав по ве́тру ко́сы…
Раньше выйти в мир безкрайный
Не могла.
Мой дворец окутан тайной,
Я тебя, мой друг случайный,
Стерегла.
Слышишь — дождь струится зыбкий,
Чуть шурша…
У меня в разбитой скрипке —
Вся душа.
Слушай струны, пой со мной,
С тёмной, мёртвой и хмельной…
Взвизгнув, крикнула струна,
Вот поёт, зовёт она,
И, срываясь, в беге диком
Пляшут листья по дороге,
Стонет лес протяжным криком,
Травы клонятся в тревоге…
Мимо страшного лица,
Мимо губ её усталых
Мчатся, мчатся без конца
Водопады листьев алых.
Над смеркающейся далью —
Самолёты из парчи.
Завиваются спиралью,
Рассыпаются смерчи́.
Слушай скрипку. Пой со мной,
С тёмной, мёртвой и хмельной…
Нам простор привольный ве́дом, —
Дальше, выше, прочь из круга, —
И безсонницей, и бредом
Опьянили мы друг друга.
В плеске, в шелесте, в хао́се,
Где предсмертный бьётся свет,
Я лечу… За мною след
Заметает скрипкой — Осень.


<1928>