Та страна, что могла быть раем (Николай Гумилёв)

Перейти к навигацииПерейти к поиску



Наступление


Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня,
Мы четвёртый день наступаем,
Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного
В этот страшный и светлый час,
Оттого что Господне слово
Лучше хлеба питает нас.

И залитые кровью недели
Ослепительны и легки,
Надо мною рвутся шрапнели,
Птиц быстрей взлетают клинки.

Я кричу, и мой голос дикий,
Это медь ударяет в медь,
Я, носитель мысли великой,
Не могу, не могу умереть.

Словно молоты громовые
Или воды гневных морей,
Золотое сердце России
Мерно бьётся в груди моей.

И так сладко рядить Победу,
Словно девушку, в жемчуга,
Проходя по дымному следу
Отступающего врага.


<1914>

s:Наступление (Гумилёв)

Примечания

В конце декабря 1914 г., проводя в Петрограде трёхдневный отпуск, Гумилёв читал это стихотворение на вечере в «Подвале бродячей собаки» (Изв. ОЛЯ. С. 74). 1 ноября 1914 г. Гумилёв писал М. Л. Лозинскому из действующей армии: «Всё, что читал о боях под Владиславовом и о последующем наступлении, я видел своими глазами и во всём принимал посильное участие» (цит. по: Изв. ОЛЯ. С. 72).