Татиане живой на земле, по земле идущей к небу

Перейти к: навигация, поиск
† Ксения Блаженная

Татиане живой на земле, по земле идущей к небу

(1) Люди уходят по-разному

Если ты заметил, как приходит человек, наверное, заранее увидишь, как он начнёт собираться в свой последний путь.

Помню субботнее утро. Солнце было ласково, но душа умоляла, поглядывая на громкотикающий будильник, — только бы выдержать. В поле не было ни души, на горизонте возвышались удивительные храмы. Было — небо, храмы, земля и ничтожная моя душа.

Но созданный мною микромир, с тихой радостью и тайной тревогой, должен был быть разрушен.

Меня позвали и вижу трёх интересных людей, среди них тот человек, стихи которого сейчас предо мною. Она была внешне спокойна, но взгляд раскрывал душу, готовую покориться, чуждому, сердце — и доброе и исстрадавшееся, и любящее, и готовое служить, верное сердце.

И стихи редкие. Красивые. Слова свободны. После каждого — можно остановиться. Стихи грустные.

«… И все́, как веточки, уйдут в небытиё.

…И сказать-то нечего пред могильным холодом.

…А в голове задумчивый туман, слезливый шок и ласковый обман.

…А лис тем временем, поймавший зайцев двух, развился вволю…

…Не всё ты там найдешь, где потеряешь.

…Что же происходит? И нужно ли кому-то, чтобы часы ходили?..»

Да. Чтобы не только ходили, но и тикали, равномерно, каждую секунду отмечая приближение Вечности.

Почему люди тяготятся одиночеством? Нет сил справится со своими грехами, страстями, пустыми помыслами, нет сил жить с Господом. И многие претендуют на внимание, и требуют любви, но сами-то не видят и не любят. Многие не монахи.

Поэтому мне особенно хочется сказать об этих скромных стихах, где нет никаких требований, никаких заявлений, а лишь самосуд, обозначение своей немощи и иногда просьба, которую не каждый услышит:

«Осиротела без тебя душа,
Лишь день прошел, а кажется — эпоха…
Хочу прийти, неслышно, чуть дыша.
Спросить: «Как без меня?» Услышать: «Плохо».

Вот человек — поэт, христианин просит о молитве. Помолимся, грешные, о том, кто на Покров рождается и на Успение Пресвятой Богородицы переходит в Вечность. Помолимся с сокрушением и любовью. Помолимся.

(2)

Милость Божия, что сказали издать стихи. Мне их хочется переписать ровным, красивым почерком, чтобы можно было их почитать ребёнку.

(3)

Стихи чуть в сторону отложу. Моё сердце после встречи с ними, просит встречи с Евангелием, просит слушать Господа:

«Ибо многих Он исцелил, так что имеющие язвы бросались к Нему, чтобы коснуться Его.

И духи нечистые, когда видели Его, падали пред ним, и кричали: Сын Божий.

…Потом взошёл на гору, и позвал к Себе, кого сам хотел, и пришли к Нему» (от Марка Святого Евангелия чтение (гл. 3) Слава Тебе Боже мой, Слава Тебе.

(4)

«…Кого сам хотел…» Он и выбрал её. Исцелил. Призвал. Успокоил. «Прииди́те ко Мне вси тружда́ющиеся и обремене́нии и Аз упоко́ю вы…»

(5)

Тебе, человек — христианин, после твоего ухода домой.

Ты болела здесь сердцем,
болела душой.
За меня
и другого,
  и себя.
Ты взывала, сокрытая,
Господи мой,
дай мне силы,
верни и покой.

Но Господь не покой
нам пришёл подарить,
он пришёл —
исцелить
всех глухих и немых
и безчувственных,
жадных и даже слепых.

Он пришёл за тобой
в самый главный твой час,
чтоб услышала ты
с Неба воина глас.

Красотою тебя озарил
и покоем Божественным осветил.
Ты тогда, уезжая туда,
была удивительно молода.

А писала:

«Вот старею, вот это проблема, беда, как вернуть, что потеряно — юность, года?»

Ты была неправа. Всё, о чем ты мечтала в стихах, — все сбылось… Только нас, столь безумных, прости. Снизойди и прости.

(6)

«Он же говорил им: не ужасайтесь. Иисуса и́щете Назаряни́на, распя́того. Он воскре́с». (от Марка Святаго Евангелия чтение (гл. 16.6) Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!)

6.02.98 MA