Стоят в чернорабочей хмури (Марина Цветаева)

Перейти к: навигация, поиск

Заводские

1


Стоят в чернорабочей хмури
Зако́пченные корпуса.
Над копотью взметают кудри
Растроганные небеса.

В надышанную сирость чайной
Картуз засаленный бредёт.
Последняя труба окрайны
О праведности вопиёт.

Труба! Труба! Лбов искажённых
Последнее: ещё мы тут!
Какая на́-смерть осуждённость
В той жалобе последних труб!

Как в вашу бархатную сытость
Вгрызается их жалкий вой!
Какая за́живо-зарытость
И выведенность на убой!

А Бог? — По самый лоб закурен,
Не вступится! Напрасно ждём!
Над койками больниц и тюрем
Он гво́здиками пригвождён.

Истерзанность! Живое мясо!
И было так и будет — до
Скончания.
— Всем песням насыпь,
И всех отчаяний гнездо:

Завод! Завод! Ибо зовётся
Заводом этот чёрный взлёт.
К отчаянью трубы заво́дской
Прислушайтесь — ибо зовёт

Завод. И никакой посредник
Уж не послужит вам тогда,
Когда над городом последним
Взревёт последняя труба.


23 сентября 1922




2


Книгу вечности на людских устах
Не вотще листав —
У последней, последней из всех застав,
Где начало трав

И начало правды… На камень сев,
Птичьим стаям вслед…
Ту последнюю — дальнюю — дальше всех
Дальних — дольше всех…

Далечайшую…
Говорит: приду!
И ещё: в гробу!
Трудноды́шащую — наших дел судью
И рабу — трубу.

Что над городом утверждённых зверств
Прокажённых детств,
В дымном олове — как позорный шест
Поднята, как перст.

Голос шахт и подвалов,
— Лбов на чахлом стебле! —
Голос сирых и малых,
Злых — и правых во зле:

Всех проко́пченных, коих
Чёрт за корку купил!
Голос стоек и коек,
Рычагов и стропил.

Кому — нету отбросов!
Сам — последний ошмёт!
Голос всех безголосых
Под бичом твоим, — Тот!

Погребо́в твоих щебет,
Где растут без луча.
Кому нету отребьев:
Сам — с чужого плеча!

Шевельнуться не смеет.
Родился́ — и лежи!
Голос маленьких швеек
В проливные дожди.

Чёрных прачешен кашель,
Вшивой ревности зуд.
Крик, что кровью окрашен:
Там, где любят и бьют…

Голос, бьющийся в прахе
Лбом — о кротость Твою,
(Гордецов без рубахи
Голос — свой узнаю!)

Еженощная ода
Красоте твоей, твердь!
Всех — кто с чёрного хода
В жизнь, и шёпотом в смерть.

У последней, последней из всех застав,
Там, где каждый прав —
Ибо все безправны — на камень встав,
В плеске первых трав…

И навстречу, с безвестной
Башни — в каторжный вой:
Голос правды небесной
Против правды земной.


<26 сентября 1922>


s:Заводские (Цветаева)