Смотрят замки, горы, долы (Тимур Кибиров)

Перейти к: навигация, поиск



Лирическая интермедия


Смотрят замки, горы, долы
вглубь зеркальных рейнских вод.
Моцарт, Моцарт, друг весёлый,
под руку меня берёт.

Час вечерний, луч прощальный,
бьют на ратуше часы.
Облака над лесом дальним
удивительной красы.

Лёгкий дым над черепицей,
липы старые в цвету.
Ах, мой друг, пора проститься,
Моцарт, скоро я уйду.

Моцарт, скоро я уеду
за кибиткой кочевой.
У маркграфа на обеде
я не буду, дорого́й.

Передай поклон Миньоне,
альманах оставь себе.
Друг любезный! Я на зоне
буду помнить о тебе.

Знаешь край? Не знаешь края,
где же знать тебе его.
Там, над кровлей завывая,
бьются ветры: кто кого.

Так такого мозельвейна
поднесут тебе, дружок,
что скопытишься мгновенно
со своих прыгучих ног.

Там и холодно и страшно,
там прекрасно, там беда.
Друг мой, брат мой, ночью ясной
там горит моя звезда.

Знаешь край? Я сам не знаю,
что за край такой чудной.
Но туда, туда, туда я
должен следовать, родной.

Кто куда, а я в Россию,
я на родину щегла.
Иней белый, ситец синий;
Моцарт, Моцарт, мне пора.

Кто о чём, а я о бане,
о кровавой бане я…
До свиданья, до свиданья!
Моцарт, не забудь меня!

Я иду во имя жизни
на земле и в небесах,
в нашей радостной отчизне,
в наших радужных лучах.

Ждет меня моя сторонка,
край невыносимый мой.
Моцарт рассмеялся звонко:
«Что ж, и я не прочь с тобой!»

Моцарт, Моцарт, друг сердечный,
таракан запечный мой,
что ты гонишь, дух безпечный,
сын гармонии святой?

Ну куда тебя такого?
Слишком глуп ты, слишком юн!
Что для русского здорово,
то для немца — карачун.

Нет уж, надо расставаться,
полно, hertz, main hertz, уймись.
Больше нечего бояться,
будет смерть и будет жизнь.

Будет, будет звук тончайший
по-над бездною лететь,
и во мраке глубочайшем
луч легчайший будет петь!

Так прощай же, за горою
ворон каркает ночной.
Моцарт, Моцарт, Бог с тобою,
Бог с тобою и со мной.

Моцарт слушал со вниманьем,
опечалился слегка:
«Что ж, прощай, но на прощанье
на — возьми бурундука.

В час печали, в час отчайнья
он тебя утешит, друг, —
мой пушистый, золотистый,
мой волшебный бурундук.

Вот он, мой зверёк послушный:
глазки умные блестят,
щиплет струны, лапки шустры
и по клавишам стучат».

Ай, спасибо, Моцарт милый,
ай, прекрасный бурундук!
До свиданья, до могилы
я с тобою, милый друг.

Я иду, иду в Россию.
Обернулся — он стоит.
Сквозь пространства роковые
Моцарт мне в глаза глядит.

Машет, машет треуголкой,
в золотом луче горя.
И ему со Вшивой горки
помахал ушанкой я.

Гадом буду, не забуду
нашей дружбы, корешок,
ведь всегда, везде со мною
твой смешной бурундучок.

И под ватничком пригревшись,
лапки шустрые сложив,
он поёт, а я шагаю
под волшебный тот мотив!




http://kirill-rozhkov.livejournal.com/9018.html