Святитель Василий Великий (Игнатий Ивановский)

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку.




Святитель Василий Великий


О СОРОКА СВЯТЫХ МУЧЕНИКАХ

Их было не один, не два,
А сорок юношей из курии военной.
Ходила добрая молва
Об их отваге несравненной.
В те дни начальников уста
Читали воинам безбожный свиток:
Приказано под страхом смертных пыток
Не исповедывать Христа.

Но сорок юношей, не убоясь угроз,
Ряды сомкнули, как на поле брани,
И каждый твердо произнес:
«Казните нас. Мы — христиане.»
Для пыток разожгли огни,
Грозили юношам железом и бичами,
Но, стоя перед палачами,
Не дрогнули они.

Их подкупом пытались совратить,
Сулили почести за святотатство,
Но не могли ничем смутить
Детей Христовых крепнущее братство.
Тогда начальник, лесть отбросив прочь,
К последней приступил угрозе:
Их обнаженными оставят на морозе
На всю губительную ночь.

Была река покрыта льдом,
В тот месяц холода ожесточились,
И сорок юношей, как велено судом,
Хитоны сбросили и в стужу облачились.
И стопами немеющими шли,
И меж собою говорили,
Что человека ветхого сложили,
А не одежды совлекли.

Когда зимой стоит столбами дым,
То и в одежде кровь не греет,
Но обнаженному мороз невыносим,
Скорбит всё тело, медленно мертвеет.
Но сорок юношей нагих
Беззлобно над мучителем смеялись,
И только одного боялись:
Не пал бы духом кто-нибудь из них.

И боль усилилась, и мышцы им свело,
А место пытки было рядом с баней:
Предай Христа — и попадешь в тепло,
Не испытав предсмертных содроганий.
И вот один из них ослаб,
Шатаясь, выбрался из круга.
Не вынес смертного испуга,
Христа оставил жалкий раб.

Но воин, их назначенный стеречь,
И юношам по возрасту ровесник,
Отбросил в сторону ненужный меч,
И в круг вошел, как добрый вестник.
Творил он христианам зло,
Своим несовершенством мучась,
Теперь же разделил их участь
И прежнее восстановил число.

Издревле весть передают
Об этом подвиге великом,
И сорок юношей в молитвах предстают
Одним соединенным ликом.
Исполнен христианский долг,
Бежал диавол с поля битвы.
О юноши, споспешники молитвы!
Священный лик! Неколебимый полк!

О ТОМ, ЧТО БОГ НЕ ВИНОВНИК ЗЛА

Приди хоть малая беда,
Хор маловеров раздается:
«Да есть ли Бог? И смотрит Он куда?
И почему о нас Он не печется?»
И люди сотворяют вред
И растлеваются постыдно,
Поскольку помощи не видно
И, значит, Бога нет.

Когда больного лечит врач,
Он прижигает, режет тело
И, несмотря на стон и плач,
Вершит спасительное дело.
Ниспослан на людей недуг
И города огнем палимы,
Чтобы одуматься могли мы,
Избегнуть худших мук.

Грех — это в совести дыра,
Деяние, достойное презренья.
А зло — лишение добра,
Как если глаз лишился зренья.
Зло без добра быть не могло
И не от Бога сотворилось.
Нам Бог ниспосылает милость
И в нож врача преобразует зло.

Зачем свобода выбора дана?
Зачем все люди не безгрешны?
Помедлим, ибо истина сложна,
И выводы не могут быть поспешны.
Хозяин строг к служителям своим,
Быть честными он их обяжет,
Однако ноги им не свяжет,
Ходить свободно предоставит им.

Бог выбор дал и сатане,
И тот, не от природы — из гордыни,
Желая чести с Богом наравне,
Добра лишился, как воды в пустыне.
На праведных готовит он набег,
Томит его вражда, и зависть гложет.
Диавол вынести не может,
Когда соблазны гонит человек.

Но тщетно злобу он таит.
Как умыслы его ни дальновидны,
Господь во благо их употребит,
Как врач употребляет яд ехидны.
Уже на зло наброшена узда,
Диавола держава скоротечна.
Он в мире князь, но власть его не вечна.
Улики собраны, и близок день Суда.

О ГНЕВАЮЩИХСЯ

Гневливец в ярости себя не узнает,
А распалясь, не узнает и близких,
Собой понятие дает
Об аспидах и василисках,
Язык не может обуздать,
Пускает в ход во время свары
Злоречие, пощечины, удары
И жаждет нападать.

На зло не торопись ответить злом
И на рычанье гневное рычаньем.
Когда идет гневливец напролом,
Останови его молчаньем.
Гневливца не бери в учителя.
Вот он багров. А ты не красен?
Он слышен издали. А ты не громогласен?
Не согрешил, его хуля?

Владей собой и унимай других.
Грех одолей в зародыше, в начале.
Ведь и гневливец бы утих,
Когда б ему не отвечали.
А если брань бушует без конца,
И шум велик, и зло уже окрепло,
Скажи себе: «Я из земли и пепла»
И помолись за наглеца.

Но если гневом, как норовистым конем,
Ты управлять умеешь властно,
То гневным опалишь огнем
Соблазн, тебя манящий сладострастно.
Нападки грубые и бранные слова
Господь гневливцу не прощает,
Но праведным отнюдь не запрещает
Гнев применять для врачевства.

Немало и таких бывает ссор,
Когда твой враг тебя бесславит
И ты даешь ему отпор,
Не понимая, кто им правит.
Ты мыслям указал неверный ход,
Как пес, который камнем огорошен
И яростно его грызет,
А не того, кем камень брошен.

Гневливца кротостью стреножь,
И если устранишь причину бедствий
И горький корень подсечешь,
То уничтожишь множество последствий.
Ответною обидой не греши,
И сколько гнев ни досаждал бы слуху,
Не заградит он вход Святому Духу
В покой твоей души.

К ОБОГАЩАЮЩИМСЯ

Добился ты, чего хотел:
Богатство принесла работа.
Теперь для милосердных дел
Уже не нужно ни труда, ни пота.
Великодушием надежду оживи,
Подумай и о старых, и о малых.
Чем больше золота в подвалах,
Тем меньше к ближнему любви.

Диавол, богачей коварный друг,
Тебе внушает тьму расходов
На множество жилищ, и колесниц, и слуг
Для разных случаев и обиходов.
Но Господу какой ты дашь ответ?
Что тканью дорогой одел ты стены,
А нищий, не имея перемены,
Бродил, в лохмотья гнусные одет?

Богата и твоя жена,
И, прихотям конца не зная,
Излишеств новых требует она.
И, значит, завелась болезнь двойная.
Просителей голодных не взлюбя,
Ты от ворот гоняешь их без счета.
Но царствия небесного ворота
Закрытыми пребудут для тебя.

Ты говоришь, что копишь для детей.
Знакомая пустая отговорка,
Прикрытие для низменных страстей,
Для совести хромающей подпорка.
Детей отправил в путь Господь,
А Кто отправил, даст и средства.
Оставь же детям менее наследства,
В них тоже нужно алчность побороть.

Недолог век и нищих, и вельмож,
И в час, когда пред Господом предстанешь,
Каких ходатаев наймешь?
Что будешь делать? И кого обманешь?
Восстанут те, кому ты не помог,
Не отделил им от богатства.
Всё станет явным: поруганье братства,
Обман лукавый и прямой подлог.

Так пусть уста Господню речь,
Не уставая, повторяют:
Хранением богатств не уберечь,
Лишь те, кто раздадут, не потеряют.
Взамен земной иную благодать
Нам даст небесный наш Наставник.
Ты при богатстве лишь слуга, приставник,
Твой долг — премудро раздавать.


<????>


http://www.svoboda.org/content/article/423171.html