Примѣчанiе о Правописанiи (Александр Сумароков)

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку.

№. 1. Новаго Правописанiя у Россiянъ никогда не было, такъ именована нѣкая книжка, противъ которой я теперь пишу, Опытомъ Новаго нашего Правописанiя, не правильно.
№. 2. Грамматика г. Ломоносова ни какимъ Ученымъ Собранiемъ не утверждена, и по причинѣ что онъ Московское наречiе въ Колмогорское превратилъ, вошло въ нее множество порчи языка. На прим. вмѣсто лутчiй, лутчей, слѣдовательно склоненiя прилагательныхъ перепорчены; а сiе: многiя хотящiя быти писателями приемлютъ за правило, не спрашивая больше доказательства кромѣ сего, что такъ написано во Грамматикѣ; но въ утвержденной ли писателями?
№. 3. И то напрасно, что во дни моево младенчества литеру Кси исключили; ибо она какъ Ф. и Ѳ. ради собственныхъ именъ нужна.
№. 4. Въ произношенiи нашего языка Ф и Ѳ совсѣмъ не надобны; такъ ради чево выкинута одна Ѳ? а Ѳ. въ Греческихъ собственныхъ именахъ, и по сложенiю губъ и по произношенiю слѣдственно, почти на нашемъ языкѣ, не говоря о Греческомъ, столько отъ Ф. отличествуетъ, сколько Ф. отъ В. П. отъ Б. Т. отъ Д; такъ безъ Ѳ. обойтись не льзя, которая не взирая на не основательную г. Ломоносова Грамматику, употребляется.
№. 5. Литера Ѵ. есть краткое У. и безъ нея обойтися не льзя, на прим. какъ я напишу, Аѵрора, Аѵгсбургъ и протч. сему подобное? А по свойству нашего произношенiя претворяется сiя литера въ В предогласною только, ежели и въ семъ не сыщется изъятiя: она же со всѣмъ исключена, будучи со всѣмъ нашему выговору не надобна, гдѣ она естествомъ языка въ И пременена: на прим. Синодъ, Симiонъ, и протчая.
№. 6. Странно ето титло нашему языку: Новороссiйской языкъ, ибо мы тѣмъ же языкомъ говоримъ, которымъ говорили и предки наши, и новаго Правописанiя почти нѣтъ. Вмѣсто востокъ, возтокъ, и протчiя такiя отъ крайняго невѣжества происходящiя умствованiя новымъ Правописанiемъ назваться не могутъ.
№. 7. Я въ моихъ письмахъ отмѣняю только сiе, что пишу предлогъ При, вездѣ въ ево естествѣ, въ чемъ и г. Ломоносовъ былъ со мною весьма согласенъ: а не внесъ етова во свою Грамматику, ради того только, что онъ етова прежде отъ мѣня не слыхалъ.
№. 8. Не Российскiя буквы, но всякiя буквы раздѣляются на самогласныя и безгласныя: а что явственныя и потаенныя, етова я не знаю.
№. 9. Двоегласныхъ не ЕЙ и ОЙ; но Я и Ю а иногда Я и Ю бѣрутъ мѣсто А У Ы а Ѣ бѣретъ мѣсто тамъ у литеры Е, гдѣ они потребны.
№. 10. Наши безгласныя литеры разны: тупыя и острыя Предки наши Славяна, убѣгая обширной Азбуки не здѣлали ни по два на прим. П: М: Н: Б: Т: и протчее: а дабы раздѣлити когда П. М. Н. Б. Т. Абъ: Апъ. АМ: АН: и проч. Здѣлали они Ъ и Ь. Каминъ, Камѣнь; Тамъ, Прямь, Рабъ, Рабь и протч. а гдѣ послѣ на прим. Ама, Амя, Ана, Аня и пр. слѣдуютъ когда гласныя то ради того они другiя литеры составили на прим. М. Амъ, ма, ме, мы, мо, му, Н. Анъ, на, не, ны, но, ну. М. Амь, мя, мѣ, ми, мьо, мю. Н. Ня, нѣ, ни, ньо, ню. Разсудите жъ вы которыя или ни когда литеры Ѣ не пишутъ, или не у мѣста ея полагаютъ: хорошо ли ето?
№. 11. Ж. Ч. Ш. Щ. не очень тупы и не очень остры по естеству своему; такъ отъ того многiя и почти всѣ исключая немногихъ пишутъ какъ ни попало Ночъ и Ночь, Ножъ и Ножь, но по тому что не только тонкости нашего произношенiя, не только мало наблюдаемыя, но и мало вѣдомыя, раздѣляютъ ихъ, но и правило что ежели въ родительномъ Я; такъ Ч и Ж остры. Пишутъ Петровичь, а надобно Петровичъ; ибо въ родительномъ не Петровичь.
№. 12. Разбиваютъ при окончанiи строкъ литеры съ примеру чужихъ языковъ на прим. Од-нако: по нашему О-днако, исключая гдѣ предлогъ. Разъ-битiе, Возъ-мездiе и протч. Ежели гдѣ двѣ литеры безгласныхъ: тамъ разъносится такъ: Простран-но и протч. Гдѣ три безгласныхъ тамъ первая переставляется къ первому слогу, а другiя къ послѣднему.
№. 13. А ето и всево нужняе, чтобы слiянiя литеръ убѣгати, сколько можно: а безъ того мы свой языкъ дѣлаемъ Сирскимъ, Польскимъ, или лутче сказати Готентотскимъ: да не только портимъ, но уже и произношенiемъ и письмомъ и испортили: и есть ли не приложимъ мы труда; то нашему прекрасному языку будетъ погибель, а послѣ онъ не воскреснѣтъ ни когда.
№. 14. Обогащается общество переводными книгами; но сiи книги въ потомствѣ почти всѣ изчезнутъ, и вѣку нашему славы они не принесутъ: лутче бы ни когда не просвѣщати, не знающихъ чужихъ языковъ, Ролленовой исторiей, нежели ею срамить языкъ и складъ нашъ.
№. 15. Почему я пишу Январь, я ето оставляю безъ доказательства; ибо сiя правда ясна: а Февраль и Пролубь говоримъ мы вмѣсто Феврарь и прорубь отъ порчи картавыми и подражающими всѣму тому, что новое, хотя оно и не правильно. Кто начнетъ какое неистовство во языкѣ, презренъ тотъ; но древнее неистовство ни какимъ умствованiемъ истреблено быть не можетъ. Генварь выдумали старинныя подьячiя, находя въ литерѣ Г. когда она какъ Латинское H. произносится, нѣкое величество и пышность: а до пышности невѣжи охотники, хотя бы она была и не у мѣста. Слово вещь по естеству своему вѣщь; но древнiя невѣжи Ѣ въ Е превратили; такъ уже етому и быть.
№. 16. Мнѣ трудняе многихъ научиться было отличать ѣ отъ Е; ибо въ прекрасномъ произношенiи Московскомъ, которое почти одни только приближенныя къ Москвѣ крестьяня употребляютъ, не шпикуя языка своего чужими словами, и не премѣняя древняго произношенiя, мы находимъ то что благородныя люди, наши предки, многiя тупыя слова въ острыя премѣнили.
№. 17. Какое правила приказало намъ писати прилагательныя во множественномъ Е. и Я? Е. въ мужескомъ выдумали такъ же подьячiя, а позабывъ заведъ людей во сей не основательный лабиринтъ, хотя многiя и мучатся надъ различiемъ родовъ мещѣются, и гадятъ языкъ еще болѣе. Г. Тредьяковскiй смѣшное еще правило уставилъ, ради показанiя новаго, но худаго изобретенiя: IИ IЕ АЯ. Ежели слѣдовати старинѣ; такъ должно писати Непорочнiи, непорочныя, непорочна; но IИ пахнетъ отверженною отъ насъ хотя и недѣльно Славенщизною: и осталось писати во всѣхъ трехъ родахъ непорочныя. А другiя писатели сего за твердое правило еще не прiемлютъ, такъ пускай писатели выдумываютъ такiя правилы, какiя они хотятъ; но сколько мы писателей имѣемъ?
№. 18. Глаголы любити, слышати и протч. въ неопредѣленномъ безъ вольности ТИ, а по вольности, приятой и утвержденной ко красотѣ языка любить могутъ великое производить изобилiе и легкость, Любить хвалу хуже, нежели любити хвалу. Симъ образомъ и предлоги украшаютъ во глубинѣ, а не въ глубинѣ, лутче во Италiи, нежели въ Италiи; лутче во Ерусалимѣ, нежели въ Ерусалимѣ.
№. 19. Греки не имѣютъ ни Б ни Я ни Ц; однако мы и имѣя сiи литеры пишемъ Iяковъ вмѣсто Якобъ, Iануарiй вмѣсто Январiй, и Январь. Да и щотъ мы имѣемъ церковный, по литерамъ Греческимъ, а въ гражданской печати по литерамъ Латинскимъ, и для того щотъ нашъ или I. II. V. X. L. или А В Г Д Е З И Ѳ I. и протч. Въ Типографiяхъ только Б. число 2, а Ж. число 7; не странно ли ето?
№. 20. Почему бы надлежало писать болѣе, прелестнѣе и пр. а не боляе и не прелъстняе, я не знаю; мы сокращаемъ иногда таковыя рѣченiя, да и много мы такихъ вольностей къ украшенiю нашего языка имѣемъ, хотя тѣмъ и мало пользуемся; такъ говоримъ мы миляй а не милѣй, складняе а не складнѣй и протчее.
№. 21. Наши прилагательныя кажутся долги; но когда мы кавыку, только по имени учася грамотѣ знаемъ: а подьячiя ее знакомъ ошибки на поляхъ маранной ими бумаги употребляютъ; такъ должны наши прилагательныя быти долги. Мы говоримъ основанiе; но когда бы ставя или не ставя кавыку ванiе дѣлали мы исключая стихи, двумя слогами, какъ мы не зная етова съ мѣншею красотою нежели наши предки, Славяна, такъ бы мы много красоты приобрели языку; лутче Мученйе, Желанйе, говоря сiи рѣченiя двусложными, нежели мученье, желанье и протч.
№. 22. Не терпитъ естество нашего языка, что бы мы послѣ Е и I. писали А, хотя и напечатано у насъ Николаа, Патапiа: хотя прямое имя богинѣ Дiана; такъ же должно писать какъ мы и говоримъ Николая, Патапiя, Дiана и протчее.
№. 23. Громко сказано въ книжкѣ Опытѣ: Ю, какъ О не писать; но ни кто и не пишетъ. На что подобно все перемѣнять во всiо? а коли IО^ потребно; такъ писать надобно такъ: Альона. А для чево писать iожъ а не йожъ, етова я и не постигаю: Маiоръ не Майоръ.
№. 24. Противнѣйшая и мнѣ и г. Ломоносову литера Э. недостойна, что бъ о ней и говорить. Вить мы не пишемъ же Эвропа, эвнухъ и проч. Мы же знаемъ отдѣляти Г. G. отъ Г. H. такъ ввезли едакова мы въ нашу Азбуку урода, а нужную литеру ради многихъ употребляемыхъ словъ Ѵ. выбросили; ибо Ѵ. есть краткое У. Мы и литеру Икъ выкинули напрасно; ибо оно точное У, а У не писывалося ни когда прежде безъ О; и наши предки О и У выговаривали слiянно не протягая губъ. И сiе принесло нашему языку, не имѣвшему сей грубости, умалѣнiе прiятности.
№. 25. И г. Ломоносовъ и г. Тредьяковской тѣряли корень нарѣчiя пиша: Ребята, вмѣсто рабята, отъ слова рабъ и работа: Раззорять писали, а не разорять. Блиско, вмѣсто, близко, и множество такихъ словъ. Многiя пишутъ присудствовать; ибо подьячiя чаютъ то, что сiе слово не отъ Суть но отъ Суда.
№. 26. Кромѣ начала статьи ни гдѣ не ставливалися большiя литеры, ниже во имени Божiемъ. Сiе пестритъ письма наши: да и на что то ввѣдено, въ чемъ кромѣ безобразiя ни чево нѣтъ?
№. 27. Маѳиматика слыветъ у насъ Математика: Кагавъ и кафе; кофе, Фортухъ, фартукъ; Гальстухъ, Галздукъ и протчее.
№. 28. Венгеребогемская слыветъ у насъ Венгерская и Богемская: и начто дѣлать долгiя слова безъ нужды?
№. 29. Ето правильно, что По томъ и На переди, не могутъ соединиться, ни вмѣсто раздѣлиться; но внутри вдоль и вкось не соединяются. Внутри, называется во внутренной. Ето что ради раздѣленiя По то́мъ и По́томъ ставятъ силы странно.
№. 30. Въ водѣ и во глубинѣ, когда пишутъ такъ и Въ отдѣляютъ; для чего жъ не писати такъ: Буду ль я? Ль выговорить нельзя; но въ выговорить не льзя жъ.
№. 31. Въ Поезiи еще мѣнше дозволяется ставити ль вмѣсто ли; ибо искусный стопослагатель никогда не покоряетъ нуждѣ красоты и распростря свои крылья, летитъ куда хочетъ, и не уподобляется спущенному бумажному змѣю летающему туда, куда несетъ ево вѣтръ.
№. 32. Надобно знати, когда написать Облака, и когда Облаки, что до нежнаго слуха надлежитъ, то весьма пространнаго истолкованiя требуетъ. Но Основанiи, Желанiи, вмѣсто Основанiя и Желанiя, рѣдко употреблены быть могутъ, да и то для весьма рѣдко случающейся красоты: а въ Поезiи Облаки за Облака, и часто и кромѣ риѳмы класти, не только можно но и должно. Иногда и въ прозѣ, коли я не поставлю Облаки, я изображу не то.
№. 33. Не льзя писать отчина, ибо всѣ приняли безъ изъятiя вотчина: а вострой говорятъ только крестьяня и самыя низкiя люди: да и то не всѣ.
№. 34. Ставятъ силы почти всегда напрасно. На полку́ въ банѣ, Преображенскаго полку́, какъ силами означить можно, что одно полокъ, а другое полкъ?
№. 35. Вотъ какъ еще нашъ языкъ древнiя невѣжи и безграмотныя люди портили. На́ небо, На́ морѣ; На́ воду и многое сему подобное напутали. Нѣтъ инова способа, какъ не обходимо ставить силы на предлогахъ. А ежели Пiита не поставитъ силы; такъ потомки будутъ сiе почитати ошибкою стопосложенiя; ибо предлогъ отнимаетъ силы у имени не только существительнаго, но въ самомъ почтеннѣйшемъ словѣ Богъ: я на́ Бога уповаю.
№. 36. Силы для раздѣленiя полонъ, онъ терпѣлъ полонъ, и полонъ, стаканъ полонъ; ибо ни кто не скажетъ: етотъ стаканъ поло́нъ пива, развѣ по тому что стаканъ пиво плѣняетъ, да и людей въ полонъ бѣретъ.
№. 37. Какая нужда въ сей новости, что вмѣсто перо́ съ сею силою, писать перо́ съ сею: та взору не упорна, да она же при концахъ и старинная: ето умствованiе гадко.
№. 38. Въ препинанiи многiя изъ Французскихъ лутчихъ авторовъ мѣшались: а особливо что часто вмѣсто Удивительной Вопросительную ставили. Г. Ломоносовъ Точку со Запятою кажется почиталъ за мое двоеточiе, что и у многихъ хорошихъ Чужестранныхъ авторовъ есть. У Грековъ ето была Вопросительная. А по моему вотъ какъ: | . | при окончанiи смысла |, | при частицѣ смысла | ; | когда или что слѣдуетъ тому же смыслу, или что упирается | : | когда раздѣляется смыслъ или когда что ко слѣдующему приуготовляетъ. | ? | вопросъ | ! | восклицанiе.


О публикации

Публикация воспроизводит все особенности Новиковского издания статьи, исключая переносы; оставлены и явные опечатки (стакан пиво и др.).
В параграфе 23 вместо IO^ следует читать обе буквы под крышкой (для такого знака не нашлось лигатуры в Юникоде).

Примечание

№. 1. Новаго Правописанiя у Россiянъ никогда не было, такъ именована нѣкая книжка, противъ которой я теперь пишу, Опытомъ Новаго нашего Правописанiя, не правильно.
Сумароков пишет о книге В. П. Светова "Опыт нового российского правописания, утвержденный на правилах российской грамматики и на лучших примерах российских писателей", вышедшей в Санкт-Петербурге в 1773 (42 стр.; 2-е изд.: 1787).

Воспроизводится по

Полное собранiе всѣхъ сочиненiй, въ стихахъ и прозѣ, покойнаго Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника, Ордена Св. Анны Кавалера и Лейпцигскаго Ученаго Собранiя Члена, Александра Петровича Сумарокова. Собраны и изданы въ удовольствiе Любителей Россiйской Учености Николаемъ Новиковымъ Членомъ Вольнаго Россiйскаго Собранiя при Императорскомъ Московскомъ Университетѣ. Въ Москвѣ, въ Университетской Типографiи у Н.Новикова, 1787 года. Изданiе второе. Чч. I-X.

(Первое издание вышло в 1781 году.)

Примечание о правописании (ч. X, стр. 38--47).

http://lengvizdika.narod2.ru/biblioteka/-yazikoznanie/-sumarokov_ap_lingvisticheskie_sochineniya_/