Поэт в России — больше, чем поэт (Людмила Ильюнина)

Перейти к: навигация, поиск

Поэт в России — больше, чем поэт

Хрестоматийное определение, вынесенное в название, к иеромонаху Роману имеет прямое отношение. Вот уже три десятилетия он, сначала своим пением с полулегальных кассет, а теперь печатным словом, будит нас от духовной спячки. Он мешает нам успокоиться на роли «неподкупных и честных патриотов», на роли «хранителей веры Православной», на роли «ревнителей спасения» и всяческих других ролях. Потому что срывает все личины и маски. В стихах он «судит внутренняя», а не внешнее наше обличье. Потому не всем они и нравятся.

Но «нравится»-«не нравится» — это не то измерение, которое должно действовать в юбилейные дни, когда подводятся итоги, всему написанному. Нам, русским людям, надо благодарить Бога за то, что в наше время Он воздвиг небывалое: соединил в одном человеке большой поэтический дар и иноческое подвижничество. Многие стихи иеромонаха Романа — это молитвы. Через молитву в Руси поруганной, оболганной и продаваемой раскрывается лик Руси Святой. Через молитву совершается движение от «я» к «мы» — от одинокой печали «о погибели русской земли» ранней лирики до сопереживания общей судьбе народной. Стихи о России у отца Романа по преимуществу не монологические, это — диалог. В них звучит соборный голос народа, объединенного родственным чувством.

Прочитав последнюю книгу, выпущенную к 50-летию иеромонаха Романа (Матюшина) издательством Белорусского экзархата, — «Радоваться небу», многие скажут ее автору слова благодарения: «Жив Господь! И жива душа наша!» Один из немногих отец Роман остаётся верен самому себе, тем ценностям, которые он воспринял от юности, и ему не придется услышать апокалиптическое осуждение: «Горе тебе, потерявшему первую любовь свою!» В последнем сборнике, так же, как и во всех своих сборниках, ветровский затворник, как всегда пишет об Истине, Добре и Красоте, которые только и имеют цену и на земле и на небе, пишет о сохранении веры и верности в «Святорусье» и о поругании их, пишет о чуде материнской любви и сыновнего послушания, о звероподобии сегодняшних «героев» и о святости.

Кто-то может сказать: да сколько же можно об одном и том же? — Столько, сколько стоять еще земле. По сути дела об одном и том же писали все великие русские поэты, потому что были они — совестью России. Книга «Радоваться небу» свидетельствует, что ныне эту миссию выполняет, потерявший голос и слух, но не потерявший живую душу, скитский затворник на псковских болотах — иеромонах Роман (Матюшин).

И, все-таки, новая книга отличается от прежних. Сам автор выразил это отличие прекрасным словами: «Что-то мне препросто стало жить». В стихах появилась «прекрасная ясность» и уже нет в них печали, — есть боль за народ, обличение пороков, призывы к покаянию, проповедь и житийные пересказы, но вот печали (а это нота и была мила многим почитателям ранних стихов и песен иеромонаха Романа) в них нет.

Народ всегда разумен, а толпа
Всегда пошла, безумна и слепа.

Ужасней мора для страны любой,
Когда народ становится толпой.

Когда на трон возводится порок,
Когда герой Отечества — игрок!

Тогда жратвой становится еда
И пойлом изгоняется вода.

Но не прикрыть обилием для брюха
Крушение и оскуденье духа.

Без духа нет народа — что потом?
Без ада ад, огонь или потоп?

Ужели наша Родина пропала?
Ведь верных — капля в море — страшно мало.

Количество тут вовсе ни при чем:
Дух Родины витает и в одном,
Чтоб некогда во многих водвориться
И новою страною возродиться.
19 окт. 2003 г.

К этим, полным упования словам, хочется добавить: верим, что «дух Родины витает не только в одном, но один из них (духохранителей) — иеромонах Роман». Потому что он не предал «первую любовь», сохранил то, что было даровано ему в детстве:

И вырос я среди простого люда,
Одною долею с народом жил,
Вбирал в себя частушечную удаль
И горечь причитаний у могил.

Разливы и туманы за Десною,
Бегущую сквозь конопель тропу…
Поклон тебе, село мое родное,
За Красоту и русскую судьбу!
18 дек.2003 г.

Самые лучшие, самые сильные стихи в книге посвящены матери и детству. И лик матери сливается с ликом Родины. Слово «родной» — одно из самых частотных у отца Романа, и, увы, такое уходящее из нашей жизни…

В сборнике «Радоваться Небу» появился замечательный образ — «посох материнский», это молитва матери, которая является опорой на земном пути, это молитвы всех наших святых отшедших предков. Это их боль за нашу нынешнюю общерусскую судьбу.

Образы русской земли, погибающей русской деревни будят нашу совесть:

Заколоченный дом. Нет печальней картины.
Кто-то строил и жил, но пришла круговерть,
Все быльем поросло, ни людей, ни скотины,
Гой ты матушка Русь! Нету мочи глядеть!

И народ уж не тот, и природа устала
Охалаживать ливнями, жалить огнем.
Но вода и огонь опадают помалу,
Пьяным горе — не горе, поэтому пьем.

Лопухи да бурьяны, березки да ивы,
Уж не сеем, не пашем и гнезда не вьем.
И глаза не мозолит у окон крапива,
И душа не болит, что избенка на слом.

С нами явно беда, безысходность сковала.
Дали волю-неволю себя изводить.
И деревня поверженным витязем пала,
И страна в ожидании — быть иль не быть?
18 апреля 2003 года
Скит Ветрово

Но, еще раз повторимся, в книге иеромонаха Романа, и даже в этом, процитированном стихотворении нет печали, безнадежности, уныния. «Жив Господь» И живы души наши!" — об этом свидетельствуют разбросанные по сборнику житийные зарисовки — поэтический пересказ сюжетов из «Отечников» и по истине драгоценные аскетические пастырские советы, рожденные опытом.

Да не разучимся внимать себе,
Грехи грехами — не о том горюем:
Любая страсть — призвание к борьбе.
Беда не страсть, беда, что не воюем.

Не только поражение несет,
Через нее тернистый путь к победе!
Любая страсть нас к подвигу зовет,
Испытывая нашу добродетель.
2 ноября 2003 г.

+ + +

А старость — это просто лжа,
Греховная усталость:
Не знала б вечная душа
Такого слова — старость,

Когда б не ведала греха,
Цвела бы, да юнела
И в ожиданьи Жениха
Святые песни пела.
30 января 2004 г.

Низко нужно поклониться белорусским издателям отца Романа — они сделали ему прекрасный подарок к 50-летию. Книгу украшают фотографии тех природных красот, которые запечатлены в стихах, а так же фотографии скитских икон, написанных самим иеромонахом Романом. Благодаря высокому качеству печати мы видим их такими, какие они есть — и чувствуем молитвенную силу, что вложена была в них иконописцем при их создании. Художественное оформление книги напоминает о том, что для самого ее автора главные ценности остаются неизменными:

Поэзия — вершина чернеца?
Когда бы так, то лучше б не родиться,
И, воспевая песнею Творца,
Старались словословием молиться.
17-18 ноября 2003 г.

«Лучшая поэзия — моленье», — сказано в ранних стихах отца Романа, и теперь в пору зрелости он остается верен непреложной иерархии ценностей и напоминает об этом читателям.

В скиту Ветрово, упрятанном от шумных городов, поднялась ныне бревенчатая церковь в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Здесь молится отец Роман перед написанной им самим иконой Заступницы Усердной о нашей многострадальной Родине. Здесь, в тишине и безмолвии, которые по воле Божией, стали для батюшки полными, непроницаемыми, из молитв рождаются стихи, которые, верим, должны рождать ответные молитвы у всех, кто их читает, потому что Бог дал отцу Роману его поэзию как образ служения людям, России.

На смиренное же обращение батюшки, которое звучит в его стихах, «помянуть его пред Богом», мы ответим соборным молением. И присоединимся к пожеланиям, которые прислал к 50-летнему юбилею иеромонаху Роману Святейший Патриарх Алексей II:

Ваше Преподобие, дорогой отец Роман!

Сердечно поздравляю Вас со знаменательной датой в Вашей жизни — 50-летием со Дня Рождения! Всещедрый Господь наш Иисус Христос да дарует Вам душевный мир, радость сердечную, благодатное утешение и силы для продолжения трудов на благо Русской Православной Церкви! Да умножит Господь Ваши силы, венчая успехом все благие дела и начинания, дабы Ваши труды и таланты помогали людям идти по нелегкому пути спасения, призывая их к любви, терпению, состраданию, к жизни по заповедям Христа Спасителя.

Предстательством Царицы Небесной да хранит Вас Господь в здравии на многая и благая лета!

С любовью о Господе.

Алексий II


РУССКАЯ ИДЕЯ — ЭТО ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ

Накануне своего юбилея отец Роман ответил на наши вопросы (он не любит слово интервью, потому мы его намеренно не употребляем).

— Отец Роман, вы живете в уединении, в затворе. Между тем, судя по вашим стихам, Ваши мысли, чувства и молитвы неразрывны с судьбами русского народа. Из каких источников Вы черпаете информацию?

Из писем, православных газет и журналов, которые мне присылают верующие. Очень много скорбных писем. У каждого — своя боль. В ответ на такие письма я стараюсь написать хотя бы пару слов.

— В ваших последних сборниках немало стихов, о которых не скажешь, что они «о вечном», они — на злобу дня, и порой похожи на воззвания «Отечество в опасности!»

В сборнике всегда есть опасность перекормить сплошной духовностью, вызвать зевоту. Чем вызваны такие стихи? Тем, что я живой человек, и мне не все равно, что творится на моей Родине. Поэтому и ушел за штат, чтобы всегда можно было поднять голос в защиту своего Отечества, высказать личное мнение, не подвергая нападкам Церковь.

— Что вы скажете о нашем патриотическом движении? Можно ли сказать, что православных патриотизм отличается от обычной любви к Родине?

Патриот — слово святое, ибо этим словом прославляется верность Родине. Измена же осуждена еще в раю. Цель одна, но дороги могут быть разными. Любовью к Родине можно повредить душе, если она закрывает любовь к Господу. И, если русские стяги почитаются и возвышаются выше Креста, икон и хоругвей, то такой патриотизм призывает гнев Божий на Россию.

— Что вы скажете о процессе глобализации, захватившей весь мир?

Как бывший пастух, могу поделиться увиденным. Пока овцы пасутся кучками, они дышат свежим воздухом, кушают что хотят, наслаждаются свободой. Когда же их сгоняют в одно стадо, то даже им понятно, что ни свободы, ни свежего воздуха, ни пищи вдоволь скоро не будет, потому что их погонят в стойло. Разве когда загоняли в царские хоромы? Туда идут добровольно. Кто хочет жить в стойле, пусть ждет глобализацию.

— Что такое «Русская Идея»?

Это — воцерковление. Потому что без возрождения души Родина не возродится. Не коттеджи и иномарки принесли славу России, а русская православная душа, собравшая раздробленные земли, создавшая величайшее духовное богатство. А без души любое тело мертво. Как его ни румянь, ни забрасывай цветами — покойник есть покойник.

— «Кого Бог любит, того наказывает» — так можно сказать и о нашем народе?

Да, если вспомнить, что старославянское слово «наказание» имеет корень наказ и означает «научение». Или мы хотим быть неучами? Вот и Господь учит того, кого любит. А то, что научение кому-то является наказанием не вина Учителя. Это одна сторона медали.

А другая — даже куст требует ухода. Заботливый виноградарь только и ходит с секатором, отсекая сухие или гнилые ветки. Разве кто-то отсекает здоровые? Будем здравы, и Господь проявит к нам Любовь другим способом.

http://rusk.ru/st.php?idar=102701