Поэма о Царской Семье (Марина Цветаева)

Перейти к: навигация, поиск



Поэма о Царской Семье
(фрагменты)



I


. . . . . . . .ежевика,
Плети, плетень.
Возле люльки — гляди-ка —
Вторая тень:
Грудь ку́машная, шерсть богатая:
Нянька страшная, бородатая.

. . . . . . .
Сапогом следит.
В колыбель — дитю
Бородой глядит.

— Свернись ка́тышком,
Заткнись пробочкой!
А ну, матушка!
А ну, кровушка!

А ну, .......!
А ну, милушка!
Теки, кровушка,
Домой — в жилушки.

Так на сем тебе слове —
И крест и ключ.
(А ещё не уймётся —
Ещё покличь!)

Ла — зорь,
Сни — игирь

II


И опять — стопудовым жёрновом
Половина — какого чёрного?
— В голубые пруды атла́сные —
Часа — царствованья — сплошь красного!
Настоящего Моря Красного!
От Ходынского Поля красного
До весёлого и красивого
Алексея Кровоточивого
На последнюю каплю — щедрого!
Половина — давно ли первого? —
Осиянного и весеннего —
Часа — царствованья я — последнего
На Руси...
                  Не страшитесь: жив...
Обезсилев — устав — изныв
Ждать, отчаявшись — на часы!
Спит Наследник всея Руси.

III


Аня с круглыми плечами,
Аня с пухлыми щеками
Сдобных булочек молочных,
Потолочных
Ангелочков.
Брови дугою,
Румянец до пуговок.
Между одной — и другою
И другом их.

IV


Вот — двое. В могучих руках — караваи.
Проходят, кивают. И я им киваю.
Россия! Не ими загублена — эти
Большие, святые, невинные дети,
Обманутые болтунами столицы.
Какие открытые славные лица
Отечественные. Глаза — нашей Ани!..
Не пла́чу. Боюсь замочить вышиванье, —
— Зелёные ветки, Анютины глазки —
Для Матери здешней тружусь Абалакской —
Да смилостивится… С приветом и с хлебом
Давно уже скрылись, а всё ещё следом
Киваю…
(И слёзы на пяльцы, и слёзы на пальцы,
И слёзы на кольца!..) О, Господи, сколько!
Доколе — сколько?.. О, Господи, сжалься
Над малыми сими! Прости яко — вору…

Сестре Серафиме — сестра Феодора.[1]


V


Обитель на горе́.
Молитва на коре́.

Не знала та берёза,
Дороги на краю,
Что в лютые морозы
Затем красу свою

— Сибирскую «кори́цу» —
Белила и спасала —
Чтоб русская Царица
На ней письмо писала

— За всё благодарю —
Небесному Царю.

Не знала та дорога,
С берёзой на краю,
Зачем седобородый
Старик — ножом — кору

Срезал. — Чтоб в кельи тесной,
Рукою домовитой,
Германская принцесса —
Славянскую молитву

Чертила на листке
Сибирской бересты.

О чём она просила,
Канавы на краю...
Молитва за Россию:
За родину — твою —

Мою... От мхов сибирских
По кипарисы Крыма:
За каждого злоби́вца —
И всё-таки любимца...

Тому, кто на Горе́ —
Молитва на коре́...

Стояла та берёза —
России на краю,
— За тын, за плен, за слёзы —
За всё благодарю.

А если мало — пле́ну,
А если много — тыну...
Сам назови мне цену...
А если скажешь: сына

Под кончиком пера
Коробится кора...

Стояла та Россия —
Обрыва на краю.
— И если скажешь — Сына... —
За всё благодарю,
          _____

Горит, горит берёста...
Летит, летит молитва...
Осталась та берёста
В веках — верней гранита.


<1929-1936>


Отрывки из поэмы "Поэма о «Царской Семье». Начало работы над поэмой относится, вероятно, к 1929 году, а последние уцелевшие записи — к весне 1936 г. До нас дошли лишь фрагменты произведения — сам текст поэмы и черновики погибли в одном из зарубежных архивов в годы войны.

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/cvetaeva-poems14.html

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/21.htm

  1. В этом отрывке Цветаевой были использованы подлинные письма Царицы к её фрейлине Анне Александровне Вырубовой, опубликованные в 1922 году в книге «Страницы из моей жизни. А.А.Танеевой (Вырубовой)».