Памяти отца Алексея (автор неизвестен)

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Этот текст ещё не прошёл вычитку.



Памяти отца Алексея


I

Господь тебя призвал. Его святая воля!
А наш удел — влачить безрадостные дни:
Уте́шитель ушёл, печальна наша доля,
Сиро́ты без отца остались мы одни!

Уте́шитель ушёл — и сердце опустело,
Погасло солнышко — и темнота вокруг…
И без тебя вся жизнь внезапно омертвела,
Как в засуху, дождём не орошенный луг…

К кому теперь идти в день скорби за советом?
Кто успокоит нас, усталых и больных?
Кто нежно одарит и лаской, и приветом,
И укротит тоску среди невзгод лихих?

К тебе, отцу, мы шли унылой вереницей,
Неся недуг души и тёмную печаль,
Как осенью туман, нависший над столицей, —
От слова твоего она скрывалась вдаль!

Погасло солнышко, не стало Алексея —
Воистину отца и пастыря для нас,
Который, нас любя и сердца не жалея,
Отдавши нам его, безвременно погас!

II

Весенний вечер спустился на землю,
На землю сумрачным крылом,
Вокруг тебя народ молился,
А ты уснул последним сном.

Был полон храм твоим народом,
И двор вмещал его с трудом,
Собрались все, кто год за годом
Твоей любовью был ведом.

Собрались преданные братья
И сестры храма твоего,
Которым ты открыл объятья
И ласку сердца своего.

И свечи трепетно горели,
И грустно, в тишине немой
О вечной памяти мы пели
С покорно-скорбною мольбой.

Но не одна печаль лежала
На лицах всех твоих друзей.
В глазах уверенность сияла,
Что жив отец наш Алексей!

Не навсегда ты нас покинул, —
Уйдя лишь на короткий миг,
Ты нас в молитвах не отринул,
К твоим призывам не глухих.

И мне казалось, что печальный,
Но верный любящий народ,
Не гимн покоя погребальный, —
«Христос воскресе!» запоёт.

Один лишь я одежды брачной,
Идя к тебе, надеть не мог, —
«Зачем, зачем, — роптал я мрачно,
Тебя так рано принял Бог».

Я не успел с тобой проститься,
Ещё, ещё в последний раз
Твоей беседой насладиться,
Улыбкой доброй ясных глаз!..

Нависла полночь над столицей,
Зажглися звёзды в небесах, —
Народ печальной вереницей
Всё целовал любимый прах.

И я со жгучими слезами
Приник ко гробу, наконец,
Где под густыми пеленами
Почил духовный наш отец.
24.12.1923 (ст.ст.)


III

Давным-давно был век Нерона,
В глуби столетий он угас,
Но жив остался изверг трона
В воспоминаньях и сейчас!

Мы помним адское гоненье
Его на первых христиан,
За смерть которым и мученье
Венец нетленный Богом дан.

Мы видим страшную арену,
И диких рвущихся зверей,
И за одной другую смену
Мужчин, и женщин, и детей.

Мы видим кровь, мы слышим стоны,
И рёв зверей, и вопль толпы,
Весь Колизей дрожит огромный,
Дрожат и стены и столпы…

Мы видим ночь на стогнах Рима,
В садах же царских пир идёт,
Туда толпой необозримой
Спешит скучающий народ.

Как днем светло в садах роскошных:
Вот христиане… Длинный ряд!..
Как факелы, из рук безбожных
Смолой облитые, горят!..

Давно те годы миновали,
Далеко в прошлое ушли,
Когда лишь тело убивали,
Убить же душу не могли!

Иной на нас из тьмы кромешной
Теперь ползёт, крадется зверь,
К душе озлобленной и грешной
Он без ключа откроет дверь.

И посели́тся в ней лукаво,
Изгнав распятого Христа!
И будет править он со славой
Своим народом без креста,

Забывшим светлое ученье,
Страдальца Кроткого завет!..
Зачем на веру нам гоненье?
Её погубит «культпросвет»!

Святые книги уничтожит,
В музей иконы унесёт,
Святых останки там же сложит, —
И дух, не тело, в нас убьет!

И многих пастырей терпенье
Во власть получит сатана:
Иному ссылка, заточенье,
И смерть иному суждена…

Ты много лет, наш старец дивный,
Душа с душой с народом жил, —
Он шёл на голос твой призывный
И горячо тебя любил.

Но были чьей-то тёмной силой
Пред недалекою могилой,
Когда дни были сочтены,
Твои уста заграждены…

В ночь на 1, 5 и 16.1.1924 г. (ст.ст.)

IV

Ты умер, но твой дух пребудет
Навеки с паствою твоей
И вечно памятен ей будет
Наш добрый пастырь Алексий!

Холодный ветер пусть повеял,
Пускай гнетут нас ночь и тьма, —
Ты семя доброе посеял
И не страшна ему зима!

И если злое царство зверя
За грех народа Бог продлит,
В твои молитвы свято веря,
Он искушенья избежит.

Твою могилку дорогую
Не позабудет никогда,
Снесет тебе всю грусть земную,
Как и в минувшие года.



Публикуются впервые по машинописному сборнику из архива Е.В.Апушкиной.

https://azbyka.ru/otechnik/Aleksij_Mechev/pastyr-dobryj/28