О «Правилах русской орфографии и пунктуации» (Владимир Лопатин и коллектив авторов)

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — убрать , , вставить разделы из файлов в home

Русское правописание сегодня: О «Правилах русской орфографии и пунктуации»

Предисловие

Современное русское правописание регламентируется «Правилами русской орфографии и пунктуации», действующими с 1956 г. Принятие этих правил имело в свое время очень важное значение для упорядочения русского письма. Это был первый общеобязательный, законодательно закрепленный свод правил, устранивший значительный разнобой в русском правописании. Раньше писали, например: идти и итти, прийти и придти, пенснэ и пенсне, диета и диэта, танцевать итанцоватъ, деревенеть и деревянеть, дощатый и досчатый, веснущатый и веснушчатый, чорт и чёрт, как-раз и как раз; некоторые заимствованные слова писались то с одной согласной буквой, то с двумя: ил(л)юстрация, диф(ф)еренцировать, коэф(ф)ициент, парал(л)елограм(м) и др.

«Правила русской орфографии и пунктуации», вышедшие в свет в 1956 г., готовились еще в 30-е годы XX в. Понятно, что со временем они «отстали от жизни», не отвечают в полной мере современному состоянию русского языка и орфографической практике и потому нуждаются в уточнениях, поправках – ведь язык, за письменное отражение которого отвечают правила правописания, находится в постоянном движении, развитии.

За полвека в языке, естественно, произошли изменения, расшатывающие правила правописания, появились новые слова, типы слов, конструкции, написание которых правилами не регламентировано и потому испытывает колебания. Мы видим, как много новых слов вошло в язык в наше время: дилер, киллер, офшор, дефолт, риелтор, карате и многие, многие другие. Не всегда ясно, как их писать. Среди этих новшеств есть языковые единицы, стоящие на грани между словом и частью слова: мини, миди, такси, видео, аудио, медиа и другие повторяющиеся первые части сложных слов. Естественно, что в Правилах 1956 г. нельзя найти сведений о том, как писать их со следующей частью слова – слитно или через дефис.

В ходе пользования действующими правилами в них обнаружились неточности и непоследовательности, к тому же некоторые языковые явления были правилами изначально не охвачены. Это вызывает затруднения для пишущих и обучающихся русскому письму, провоцирует разнобой в орфографической практике. Например, в Правилах 1956 г. указаны только три слова, в которых после твердого согласного должна писаться буква э: мэр, пэр исэр, тогда как в орфографическом словаре с буквой э закреплены также слова мэтр (′мастер, учитель′), пленэр, рэкет и некоторые другие, более редкие и узкоспециальные. В своде правил нет рекомендаций по употреблению буквы й. Понятно, что Правила 1956 г. нуждаются в некотором пересмотре. Он вполне оправдан и даже необходим. Принятие поправок, уточнений и дополнений к утвержденным уже более чем полвека назад правилам правописания – дело совершенно естественное: письмо должно, хотя и с отставанием, но все же «поспевать» за языком.

К тому же Правила 1956 г. очень редко переиздавались и практически стали библиографической редкостью.[javascript:ShowPopupNote('id348574') [1]] О правилах русской орфографии и пунктуации пишущие узнают теперь в основном из учебно-методических пособий и справочников по правописанию, которые зачастую дают противоречивые рекомендации. Поэтому современная практика письма требует создания обновленного и упорядоченного общеобязательного свода правил правописания.

Исходя из потребности в исправлении, уточнении и пополнении «Правил русской орфографии и пунктуации», утвержденных в 1956 г., в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН было решено подготовить новую, переработанную и дополненную, редакцию свода правил. Одновременно в 1991 г. при Отделении литературы и языка РАН была создана Орфографическая комиссия, в состав которой вошли ученые-лингвисты, преподаватели вузов, методисты, учителя средней школы. Проект новой редакции правил неоднократно обсуждался и дорабатывался комиссией с учетом отзывов специалистов и мнений научно-педагогической общественности. Теперь он издается (М., 2006) в качестве полного академического справочника по русской орфографии и пунктуации, одобренного Орфографической комиссией РАН.

Из чего же исходили авторы в работе над проектом свода современных правил русской орфографии и пунктуации? Прежде всего из установки на стабильность правописания, из того, что достоинство письма – в его устойчивости. Это и понятно: письмо – часть культуры, а в культуре традиция играет особую роль. Всякая ломка навыков письма болезненна для пишущих. Да русская орфография и не нуждается в коренных изменениях («И все-таки она хорошая!» – так назвал свою книгу об орфографии известный лингвист М. В. Панов).

Главной задачей новой редакции орфографического свода было сделать правила более полными, привести их в соответствие с современным состоянием русского языка и с современным уровнем науки о нем. Авторы проекта новой редакции правил старались устранить фрагментарность Правил 1956 г., в которых давались лишь правила, отражающие, по мнению их составителей, те или иные трудности в написании (не говорим здесь о других упущениях, имевшихся в тексте правил). В текст новой редакции свода правил вводится целый ряд необходимых дополнений: например, впервые включены правило письменной передачи безударных гласных в конце инфинитивной основы глаголов (морочить – ворочать, утешить – вешать, строить – таять); общее правило передачи на письме беглых гласных (буквами о, е, и); правило слитного написания существительных, образованных от собственных имен, пишущихся через дефис (типа йошкаролинцы, ньюйоркцы); правило написания слов, производных от аббревиатур (звуковых и буквенных); приведены так называемые корректирующие правила слитных, раздельных и дефисных написаний и др. В некоторых случаях (прежде всего, в разделе «Пунктуация») указано на возможность вариативного написания. Существенно дополнены списки языковых единиц, охватываемых тем или иным правилом, обновлен иллюстративный материал.

В то же время необходимо подчеркнуть, что ни о какой реформе правописания речь не идет. В проекте новой редакции свода правил изменения касаются только тех случаев, когда новое правописание закреплено практикой письма, т. е. стало традиционным в печатных текстах.

Предлагаемая книга адресована всем пишущим, но прежде всего преподавателям русского языка всех уровней и разной специализации (школьным, вузовским, преподавателям русского языка как родного и как неродного) и работникам печати. Она содержит критический анализ Правил 1956 г. и обосновывает необходимость внесения тех изменений и дополнений, которые предлагаются в подготовленной новой редакции свода правил русского правописания.

Авторы разделов:

«Орфография» – С. Н. Борунова, Н. А. Еськова, О. Е. Иванова, С. М. Кузьмина, В. В. Лопатин и Л. К. Чельцова;

«Пунктуация» – Н. С. Валгина.

Предисловие к первому изданию «правил русской орфографии и пунктуации» (1956 г.)

Правила орфографии и пунктуации тесно связаны с состоянием и законами развития грамматического строя языка и его словарного состава. Орфографические и пунктуационные изменения в известной мере отражают развитие структуры языка.

Современное русское правописание, подвергшееся упрощению в 1918 году (когда были устранены в нем архаические пережитки, например: написание – аго в форме род. пад. прилагательных, – ыя в формах женского и среднего рода множественного числа прилагательных, буквы ѣ, Ѳ, i и др.), нельзя рассматривать как устарелое и отсталое в своих основах или во всех своих частях. Поэтому нет необходимости ни отменять его, ни реформировать. Современная русская орфография нуждается лишь в упорядочении, в улучшении. Этот вывод был признан исторически обоснованным и правильным почти всеми участниками дискуссии по вопросам русской орфографии и пунктуации, – дискуссии, которая широко развернулась на страницах «Учительской газеты» и журнала «Русский язык в школе» в 1954 году.

В русском правописании XIX и начала XX века накопилось некоторое количество колебаний и противоречий. Орфографическая реформа 1918 года по самому характеру своему не могла их полностью устранить, а после нее, в связи с ростом словарного состава русского литературного языка советской эпохи, появились новые случаи орфографической двойственности.

Орфографический разнобой расшатывает общую систему правописания и вызывает множество затруднений в работе издательств, а также в школьном преподавании.

Издание полного свода правил русской орфографии и пунктуации и должно содействовать устранению разнобоя и упорядочению русского письма. В процессе подготовки этого свода были уточнены и дополнены существующие правила, регламентированы наиболее целесообразные из встречающихся вариантов написаний, установлены в словарном порядке написания слов, не подходящие под существующие правила.

Учтены также существенные замечания и пожелания, сделанные учеными-языковедами и практическими работниками школы в ходе орфографической дискуссии 1954 года.

Настоящий свод правил русской орфографии и пунктуации является первым полным сводом, так как известный труд академика Я. К. Грота «Русское правописание» (1885 г.) посвящен рассмотрению преимущественно отдельных неясных и спорных случаев орфографии, а полного свода правил русской пунктуации до сих пор вообще не существовало.

Упорядочивая и регламентируя современное правописание, «Правила», естественно, не могут охватить и исчерпать все изолированные, единичные случаи спорного или двойственного написания. Знание «Правил» не исключает необходимости обращаться за отдельными справками к орфографическому словарю.Настоящие «Правила» должны служить основным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников. Они должны быть необходимым практическим руководством для каждого, кто интересуется вопросами русского правописания.

«Правила» не являются учебным пособием для школьного преподавания орфографии и пунктуации: как объем правил, так и характер изложения их, вытекающие из специфических задач свода, не соответствуют ни тому количеству сведений, ни тому методу обучения, которые установлены для школы.

Настоящие «Правила орфографии и пунктуации» представляют собой итог длительной работы советских филологов и педагогов. <…>

Часть I. Орфография

О правилах русской орфографии

Правила русского правописания, утвержденные в 1956 г., состоят из двух больших частей – «Орфография» и «Пунктуация». Предмет орфографии – передача буквами звукового состава слова, употребление прописных букв, а также условия слитного, раздельного или дефисного написания слова. Предмет пунктуации – употребление знаков препинания, отражение на письме синтаксической структуры текста.

Критикуя Правила 1956 г., видный венгерский лингвист Ф. Папп (один из авторов книги «Курс современного русского языка», 1968) с сожалением отмечал, что свод правил не имеет введения, он неожиданно начинается с конкретного правила о написании гласных после шипящих и ц; не приведен даже русский алфавит. Действительно, в Правилах ничего не сказано об основных чертах русской фонетики, о связях письма с фонетикой, о принципах соотнесения букв и звуков, об особенностях передачи твердости-мягкости парных согласных, о способах передачи звука [j] («йот»).

В новой редакции свод правил должен предваряться введением «Общие сведения о русском письме», которое представляет собой краткий очерк русского письма в его отношении к звуковой системе языка. Цель этого введения-объяснить устройство нашего письма. В этом разделе необходимо охарактеризовать важнейшие черты русской фонетики, существенные с точки зрения отражения их на письме, а также общие закономерности русской орфографии, ее основные принципы.

Почему это важно? Знание принципов русского письма поможет пользующимся правилами, и прежде всего изучающим их, понимать, чтó в письме закономерно, а что отступает от общих закономерностей, нарушает их; поможет сознательно (а не механически) усваивать и применять правила. Понимание отношения орфографии к языку очень важно и потому, что большинство пишущих пребывает в уверенности, а точнее сказать, в заблуждении, что письмо и язык – это одно и то же. Из отождествления этих понятий вытекает еще одно заблуждение, что любые изменения в правописании наносят прямой вред культуре. Неразличение письма и языка с особенной остротой обнаруживается всякий раз, когда встает вопрос о внесении в наше правописание некоторых уточнений или изменений. В обществе сразу же поднимается буря протестов против «реформы языка», против «порчи языка». Так случилось и на этот раз, когда стало известно о работе Орфографической комиссии и о подготовке новой редакции свода правил русского правописания.

Как и все европейские системы письма, наше письмо – звуко-буквенное (фонографическое). Это значит, что основные его единицы, буквы, соотносятся с единицами фонетической (звуковой) системы языка. Звуко-буквенное письмо отличается от иероглифического, в котором единицы письма – иероглифы. Эти знаки соотносятся непосредственно со смысловыми, значимыми единицами языка (словами или их значимыми частями – морфемами). Например, в русском письме слово солнцепередается шестью знаками-буквами, а в китайском – одним иероглифом.

Русское письмо отражает язык через фонетику. Поэтому, чтобы понять устройство нашего письма, надо в первую очередь уяснить его отношения с фонетикой, с единицами звуковой системы языка. В русской фонетике действуют строгие законы: под влиянием положения в слове звуки меняются, чередуются. Ударный гласный [о] в слове боль в безударном положении чередуется со звуком [а]: б [а]лéть. Ударные гласные [о], [а], [э] после мягкого согласного чередуются с [и]: прямо – пр [и]мóй, лёгкий – л [и]гкó, семь – с [и]дьмóй. Таким образом, четыре звука, различающиеся под ударением: [а], [о], [э], [и], в безударной позиции совпадают в одном звуке [и].

Чередование звуков под влиянием позиции происходит и с согласными. Так, на конце слова и перед глухим согласным парный звонкий согласный меняется на глухой: лобик – ло [п], слова – сло [ф],скользить – сколь [с]ко. Перед звуком [ц] звук [т] меняется на [ц]: отец – о[ц]цы, а в некоторых сочетаниях согласных – на нуль звука: грустить – гру [сн]о.

Следовательно, на письме произношению можно доверять не всегда, а только тогда, когда звук находится в «привилегированном» положении – в сильной позиции, например: бал, трон, волны, драка, культура, смерч, верх, туман. А для передачи звука в положении, в котором не все звуки различаются, т. е. находятся в слабой позиции, доверять произношению нельзя. Например, слова бегу, плясать, сад, ложка, счастье, поздно произносятся б[и]гу, пл[и] – сать, са[т],ло [ш]ка, [щась]тье, по [зна]. Пишущему приходится соотносить произносимый в слабой позиции звук с соответствующим звуком в той же значимой части слова (морфеме) в положении различения, в сильной позиции, так как наша орфография принципиально не отражает происходящие со звуками позиционные изменения.О «Правилах русской орфографии и пунктуации»/Правила употребления букв (Владимир Лопатин и коллектив авторов)

О «Правилах русской орфографии и пунктуации»/Гласные и согласные в значимых частях слова (Владимир Лопатин и коллектив авторов)

Часть II. Пунктуация

http://fictionbook.ru/author/kollektiv_avtorov/russkoe_pravopisanie_segodnya_o_pravilah/