Николай Шатров

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — нужно написать нормально и передать в Википедию

Николай Шатров
Николай Шатров
Николай Владимирович Шатров
* 17 января 1929(1929-01-17), Москва
30 марта 1977(1977-03-30) (48 лет), Москва ?
русский поэт


Никола́й Влади́мирович Шатро́в (1929—1977). Сын арбатского гомеопата Михина (репрессированного и умершего в 1942 году в Тбилиси). Отца заменил отчим — художник. Мать — артистка. Одно время жил в Семипалатинске, где учился в местном пединституте. В Семипалатинске принёс первые стихи в газету «Прииртышская правда», но вместо их публикации газета поместила разгромную статью, обвиняющую молодого поэта в безыдейности. Позже какое-то время учился на журфаке Казахского университета. Из Казахстана поэт затем переехал на Урал. Перебраться в Москву поэту помог Б.Пастернак. В столице Шатров пытался завершить образование на журфаке МГУ, но что-то не вышло. Потом он (также недолго) учился в Литинституте. И всё это время его опекал Пастернак. Как вспоминает Вал. Хромов, Пастернак как-то после одного из концертов в музее Скрябина сказал, что из молодых он ценит Виктора Бокова, Евгения Винокурова, Бориса Слуцкого и «нашего Кику». Кика — это и есть Шатров. «Пастернак и Софроницкий поддерживали Шатрова даже чисто материально, — признавался Хромов. — Они „покупали“ у него стихи, то есть просто давали деньги — оставляли их в гардеробе в кармане пальто читавшего в зале Шатрова в зависимости от количества написанного, Пастернак следил за соразмерностью „гонорара“ строго». Но при этом Шатров Пастернака не любил, считая, что «пастернаковский простор ограничивается его дачей». В 1954 году недолго посещал неформальную поэтическую группу, лидером которой был Леонид Чертков (при этом оставался «блуждающей звездой»). Но в круг Черткова толком он так и не вписался. Издатели и критики, по словам Рафаэля Соколовского, всю жизнь вменяли ему, что в его поэзии нет социального оптимизма, а есть только упадничество. Андрей Смирнов, общавшийся с ним в середине 1950-х годов, рассказывал, что судьба преследовала поэта: он «попал под снегоочиститель, лишился нескольких пальцев на руке». Потом работал смотрителем в одном из залов Третьяковской галереи.

В начале 1980-х годов В.Алейников долго, но безуспешно пытался издать стихи поэта хотя бы за рубежом, передавал стихи Шатрова в «Континент», но всё было тщетно. Как горевал Алейников, не листали шатровские рукописи нашедшие себе на Западе «приют наши правозащитники, не проливались на эти страницы скупые слёзы старых эмигрантов, не твердили шатровские строки наизусть незаметно подросшие на чужбине дети покинувших родину ранее жадных до чтения московских и питерских интеллигентов, этих кухонных фрондёров и спорщиков». Посмертно в 1995 году в Нью-Йорке вышла первая книга поэта «Стихи».



Его творчество благословляли Борис Пастернак, Илья Эренбург, Павел Антокольский, Николай Глазков, отец Александр (Мень) и в штыки встречал советский режим. Его стихи в редакциях называли безыдейными и лишенными социального оптимизма. При жизни поэту удалось напечатать только три стихотворения из трех тысяч им написанных! Николая Шатров можно назвать последним поэтом из «серебряного века». Фактически он жил в Советском Союзе, на самом деле он выбрал своей родиной Россию, которой посвятил прекрасные проникновенные стихи. Ни одной строчки о Советском Союзе! Этой страны для него как бы не существовало. А в России он мог писать так, как пела его душа, и обращаться в своей поэзии к Богу, запрещенному советскими властями.

К его памяти понанесли столько мусора и вранья, что придется дать биографическую справку мне, кто его знал с 1945 г. и дружил до самой кончины 30 марта 1977 г.

Родился Николай Шатров в Москве на Арбате 17 января 1929 г. Отец Михин Владимир Александрович был известным врачем-гомеопатом, что не простила ему советская власть. Он был не то выслан, не то сам уехал в Тбилиси, где скончался в 1942 г. Мать Николая — актриса Шатров Ольга Дмитриевна с Михиным разошлась, и сын взял фамилию матери. Предвоенная жизнь Николая прошла в различных городах Советского Союза, где гастролировала его мать. В октябре 1941 г. О. Д. Шатрова с сыном эвакуировалась в г. Семипалатинск Казахской ССР, где вскоре стала ведущей актрисой русского театра. За творческие заслуги ей было присвоена звание заслуженной актрисы Казахской ССР. Николай Шатров учился в Семипалатинском пединституте на факультете русского языка и литературы. Первое стихотворение было напечатано летом 1946г, в газете «Прииртышская правда», затем, как отклик на постановление о журнале «Звезда» и «Ленинград» и доклад Жданова, там же была опубликована разгромная статья о поэзии Н. Шатрова, основанная на тетрадке со стихами, принесенной в редакцию!?

В 1948 г. Николай Шатров перевелся на заочное отделение журналистики Казахского Госуниверситета, но неожиданная женитьба изменила его судьбу: молодые отправились жить в Нижний Тагил в матери Лили. Когда О. Д. Шатров устроилась работать художественным руководителем народного театра в Очакове, то получила две крохотные комнатушки в общежитии. В одной из них ютились Николай с женой и дочкой. В 1951 г. Н.Шатров поступил в Литинститут, но оказался там белой вороной и был отчислен.

Работал Шатров в музее композитора Скрябина и в Третьяковской галерее. После того, как пьяный водитель снегоочистителя наехал на Шатрова, он получил увечье и инвалидность, которая спасала от высылки из Москвы как тунеядца. В 1958 г. Николай и Лилиана разошлись. Шатров женился на Маргарите Димзе, забравшей его из больницы после выздоровления.

Николай Шатров предлагал стихи различным редакциям, но получал решительный отказ. Николай Глазков снабжал его подстрочниками якутских и армянских поэтов, что приносило в семью толику дохода.

В 70-х гг Николай Шатров сблизился с отцом Александром (Менем) — его дача в Пушкино находилась неподалёку от прихода священник. Это общение родило немало духовных стихов. Он его и отпевал, когда 30 марта 1977 г. Николай Шатров скончался от инсульта. Своей могилы у Шатров нет — его урна с прахом закопана на месте захоронения отца Маргариты Димзе, старого большевика Рейнгольдеа Берзине на Новодевичьем кладбище.

Николай Шатров был человеком поступков и яростно откликался на злобу дня, когда она касалась его взглядов. Когда в 1949 г. П. Антокольского изгоняли из Литературного институт за космополитизм (а он блестяще переводил французских поэтов) в числе компромата был тот факт, что он дал студентам «провокационное задание» написать сонет о Хлестакове. Студенты отказались и выразили протест. А студент Семипалатинского пединститута Николай Шатров выполнил задание мэтра, и такой сонет сочинил и отправил П. Антокольскому в поддержку.

Когда в № 1 журнала «Новый мир» за 1950 г. появилась гнусная статейка В. Важдаева, клеймившего А. Грина как космополита и антисоветчика, создавшего якобы в противовес нашей советской стране некую чуждую нам Гринландию, Шатров разразился стихами:

«Теперь не удивлюсь я ничему —
Ни даже из навозной кучи грому.
Я снова пожелаю вам чуму,
Чуму на оба ваших дома».

Наконец, во время травли Бориса Пастернака, Николай Шатров свел поэта с французской слависткой Жаклин де Пруайар, которая и передала в Париж рукопись «Доктора Живаго» с авторской правкой. Эту книгу я прочитал и ничего антисоветского в ней не нашел вопреки кампании против Пастернака. Этот факт послужил поводом для создания документального фильма Н. Назаровой «Если бы не Коля Шатров…»

Воспоминания о поэте «Земные сны Николая Шатров», статью «Дело о сонете» и другие материалы о нем вы найдете на сайте "Проза.ру". Рафаэль Соколовский

28 марта 1977 года Николай Шатров перенес тяжелейший инсульт и 30 марта того же года в возрасте 48 лет поэт скончался.

Отпевание и похороны были назначены в церкви Новой Деревни, где священником был о. Александр Мень, духовный отец Шатрова. Как вспоминает ближайший друг Шатрова Феликс Гонеонский, отец Мень произнес надгробное слово, закончилась отпевание, была готова могила на кладбище при церкви, но вдруг староста церкви категорически запретила захоронение. Никакие уговоры, просьбы и даже слова о. Меня не помогли. Все закончилось тем, что гроб с телом покойного увезли в крематорий, а урна с прахом Николая Шатрова была тайком помещена вдовой поэта Маргаритой Димзе на могиле отца, героя Гражданской войны командарма Берзиня «не чекиста», похороненного на Новодевичьем кладбище.

Снят [«Если бы не Коля Шатров» (режиссёр Н. Назарова)].

Стихи


Издания

  • «Стихи» (Нью-Йорк: Аркада; Arch, 1995. Сост. Ф. Гонеонский, Я. Пробштейн)
  • «Переводы из себя» (Сборник стихов 1977—1975 гг. М.: Третья волна, 2000. Сост. Ф. Гонеонский)
  • Венок Маргариты: Только сонеты. — М.: ПаЛЕАлиТ; Норма, 2000. — 48 с. Сост. М. Р. Димзе. Вкладыш: автобиография 1952 г. и библиография.
  • Неведомая лира: Избранные стихотворения и поэмы. — Томск, 2003.
  • Неведомая лира: избранные стихотворения и поэмыв w:Google Books. — Водолей Публишерс, 2003

Литература

  • Алейников В. Присутствие Шатрова // Новое литературное обозрение. - 1997. - N 24;
  • Соколовский Р. «Я тот поэт, которого не слышат...» // Там же;
  • Соколовский Р. Вырвавшийся из стаи // Новое время. - 2002. - № 2973;
  • Алейников В. Отвори мне кровь // Литературная Россия. - 2003. - 6 июня.

Ссылки


Red copyright.svg В соответствии со статьёй 1281 ГК РФ произведения этого автора перейдут в общественное достояние 1 января 2048 года.