На Васильевском острове гул стоит (Елизавета Полонская)

Перейти к: навигация, поиск



На Васильевском острове


На Васильевском острове гул стоит,
Дребезжат, дрожат стекла в Гавани,
А в Кронштадте пушки бухают.
Над Невой вороньё круго́м кружит…
Отощало око, вороньё, за зиму;
Стали люди и сами падаль есть.
Где бы клюнуть мясца человечьего?
На проспекте отряд собирается.

Отряд на проспекте собирается,
По панели винтовки звякают.
Стороною обходят прохожие:
Кто не глядя пройдёт, нахмурившись,
Кто, скрывая смешок, остановится,
Кто негромко вымолвит: «Бедные…
Молодые какие, на смерть идут!»
А пройдёт старуха — перекрестится.

А пройдёт, — перекрестится, старая,
Перекрестится, оборотится, —
Станет щурить глаза слеповатые,
Не узна́ет ли сына Васеньку,
Не его ли стоят товарищи?
Постоит, посмотрит, махнёт рукой,
Видно, плохи глаза старушечьи.
И домой потрусит на Васильевский.

И домой придёт, опечалится.
И не знает того, что сквозь мокрый снег,
Через талый лед, сквозь огонь и смерть
Пробирается цепь солдатская.
Проберётся сын её невредим,
Пронесёт безрассудную голову.
Не возьмёт его ни страх, ни смерть.
Крепче смерти тело горячее!


<25 марта 1921>


http://magazines.russ.ru/zvezda/2006/11/po16.html