Мне, узкоглазой и ширококостной (Юнна Мориц)

Перейти к: навигация, поиск
«

П Р Е Д И С Л О В И Е

По многочисленным просьбам читателей публикую стихотворение «Кулачный бой», написанное в 1958 году прошлого тысячелетия. Стихотворение это никогда в моих книгах не издавалось. Отрывками оно путешествует в Интернете, где в жанре воспоминаний жалуются, что слышали это стихотворение своими ушами, но нигде не могут найти оригинал. Вы найдёте его здесь и сейчас. Благодарю всех, кто просил меня это вспомнить.

Ю.М.
»




Кулачный бой


Мне, узкоглазой и ширококостной,
Февральским утром в год бы високосный,
Когда по не́бу мечется заря
В тулупе красном, речью бы несносной
На Лобном месте мне б гневить царя
И крикнуть: — Царь! Ты много войска маешь,
Но ни черта́ в стихах не понимаешь,
Черства́ твоя порода и глуха́…
Опричнина — жестокая затея,
Кровопролитье — до-о-о-лгая затея,
Опричник зря кровавый бой затеял
Со мной на понимание стиха.
Вот он впрягает шею, руки, плечи
В дилемму — не убить, так искалечить,
Но — не читать, не слышать, не видать,
Столкнуть с Земли, покончить с днём рожденья,
В то солнечное, яркое сплетенье
Строфы, — ногой, обутой в хром, поддать!

О, как всего, что с лёту не понятно,
Боятся те, кто носит крови пятна
На рукавах камзола!.. Вникни, царь.
Поэт — это священная корова,
И если государство нездорово,
Ты песню топором не отрицай!
Ведь кто бы смог из преданного войска
Смочить траву слюной такого свойства,
Чтоб ты глотал метафор молоко,
И мозг светлел и улыбалось тело?..
Я сто́ю плахи, но не в этом дело,
А дело в том, что царство — велико́,
А в нём одним опричникам легко.
А топоры — не лёд, они не тают,
И головы, как яблоки, слетают
С мертвецким стуком с Лобного крыльца,
И мозг чернеет, истуканом — тело…
— Ты сто́ишь плахи!
— Царь, не в этом дело.
Казни меня, но государство в целом
Вполне достойно лучшего конца!..


<1958>


«

П О С Л Е С Л О В И Е

«…кто носит крови пятна \ На рукавах камзола!..» Всем известно, что у камзола нет рукавов!.. Но как раз на таких рукавах, отсутствующих, незримых, на рукавах от жилетки, «носят крови пятна».

Автору 21 год, эти стихи немедленно попадают в «чёрные списки», их запрещают читать, никогда ни в одну из книг они не войдут и не будут изданы. Но в шестьдесят каком-то году поэт Владимир Цыбин, ведавший отделом поэзии в журнале «Молодая гвардия», печатает эти стихи, прекрасно зная, что немедленно будет уволен. Этот номер журнала автору не достался, весь тираж расхватали, в архиве у автора нет этой публикации. Стихи восстановлены по магнитофонной плёнке.

«Поэт — это священная корова», — вот что вызвало тогда, вызывает теперь и будет впредь вызывать рёв возмущения в известно каких стадах.

Но поэт — это священная корова, жрать воспрещается!

Первая строка — «Мне, узкоглазой и ширококостной» — это не автопортрет, а несбыточная мечта!..

Ю.М.
»

http://owl.ru/morits/stih/fisticuffs.htm