Лучшая поэзия — молчание (Антон Жоголев)

Перейти к: навигация, поиск

«Лучшая поэзия — молчание»

В Самаре состоялся показ фильма «Русь еще жива», посвященного известному автору-исполнителю духовных песен иеромонаху Роману (Матюшину).

20 сентября в самарском кинотеатре «Художественный» во время показа конкурсных работ Пятого Всероссийского фестиваля документальных фильмов «Соль земли» состоялась премьера киноленты известного режиссера Валентины Ивановны Матвеевой «Русь еще жива». Этот фильм посвящен жизни и творчеству известного Православного автора-исполнителя, самобытного поэта иеромонаха Романа (Матюшина). На этом фестивале документального кино кинорежиссеру Валентине Ивановне Матвеевой (студия «Леннаучфильм» г. Санкт-Петербург) был вручен от Самарской Епархии Русской Православной Церкви Серебряный Знак Святителя Алексия, Митрополита Московского и всея России Чудотворца «За труды во благо Святой Православной Церкви». А приза Пятого фестиваля «Соль земли» за лучшую операторскую работу удостоился оператор киноленты «Русь еще жива» Дмитрий Коваленко.

— Несколько лет назад отец Роман увидел мой фильм «Надежда», — рассказала самарским зрителям режиссер Валентина Матвеева. — И он сразу сказал своему давнему помощнику, профессору, доктору философских наук Александру Королькову: «Не знаю, захочет ли кто-то снимать обо мне фильм, но если все же такой человек найдется — я бы хотел, чтобы это была она».

Как только узнала Валентина Матвеева об этом заочном благословении отца Романа, с тех пор в ее сердце зажглось стремление создать фильм об этом человеке. Человеке, под чей удивительный голос с неподражаемой сокровенной интонацией воцерковлялась Россия в девяностые годы прошлого века. Этот голос можно было услышать в Архиерейских покоях (и даже в покоях Патриарха Пимена, как об этом рассказал в фильме Архимандрит Тихон (Шевкунов), в сторожке при храме, в воскресной школе, на кухне в доме у верующих людей… Его голос и сейчас не заглушили ни визг тормозов, ни дикие «мелодии» мобильников, ни телевизионные «хаханьки», ни сверхусилители с металлическим скрежетом вместо музыки. В самые высокие минуты жизни, стоит лишь только закрыть глаза или устремить взор в небо, как в сердце сразу начинают звучать его простые, по-монашески сдержанные, зовущие ввысь мелодии…

Я посмотрел этот фильм на одном дыхании, не заметив, как пролетел почти час экранного времени. В обществе такого дивного человека, как иеромонах Роман, хорошо и покойно. Опытный режиссер не стала нас удивлять кинематографическими изысками, резкими контрастами, какими-то неожиданными авторскими версиями. Фильм несколько даже скуповат в выразительных средствах, и это несомненный, большой плюс картины! Ведь речь идет о монахе, чей труд души, несмотря на извечную его спутницу-гитару, несмотря на популярность его песен, все равно сокровенен. Ведь не зря же поет отец Роман:

Страх Господень — авва воздержания,
Воздержанье дарит исцеление.
Лучшая поэзия — молчание,
Лучшее молчание — моление.

Зато фильм по-настоящему трогает доверительностью интонации, попыткой заглянуть «за занавес» и открыть нам тайну отца Романа. Создатели фильма очень высоко подняли планку своих задач: рассказать не внешне только об интересном и ярком человеке, но представить зрителю его духовный портрет… А удачные вкрапления в кинофильм кадров «домашней» видеосъемки, сделанных любительской камерой, еще больше приближают к нам этого человека. Отчуждение между героем на экране и зрителем в зале практически исчезает. И вот перед нами разворачиваются такие важные события: протоиерей Николай Гурьянов на острове Залита дает отцу Роману благословение петь. Убеждает его не зарывать свой талант в землю. «Вы многих утвердите в вере, вы для Церкви важный человек», — просто, безыскусно, но с духовной властью говорит старец приехавшему к нему певцу. А вот уже другая запись, и тоже сделана она в домашних условиях, любительской видеокамерой. Это первая встреча-знакомство отца Романа с известной певицей Жанной Бичевской! И как много доброго даст нам это у нас на глазах начавшееся сотрудничество!

Главная мысль фильма состоит для меня в том, что судьба отца Романа, сам его жизненный путь — достойны его песен! Сначала сам он сумел состояться как духовное явление, как молитвенник и монах. И уже потом, от полноты его внутренней жизни, зазвучали для нас его дивные слова песен и аккорды мелодии. Перед нами в фильме все-таки чуточку приоткрылся внутренний мир героя. И это несмотря на то, что иеромонах Роман сознательно спрятался от людей, ушел по сути дела в затвор у себя в скиту, в далекой деревеньке Псковской губернии, куда даже не всегда можно добраться и в гости. Удача фильма, что герой ленты и режиссер Матвеева — люди духовно близкие, их творчество питается от одного Источника — от Господа, Которому посвятили они свои жизни, свои способности… Каждый в свою меру и по своим силам.

А путь у отца Романа был трудный и высокий! Архимандрит Тихон рассказывает в фильме, как еще совсем молодыми они встречались у одного священника в Псковской глубинке. Отец Роман (тогда еще Александр Матюшин) жил там в отдельной келье и старался никого в нее не пускать. И не мудрено! В келье стоял большой «классический» грубо сбитый деревянный гроб, в котором он спал, по древним преданиям монашества… И ходил он по лесу, будущий певец, с ажурным, как будто бы из орехового дерева выточенным посохом, который оказался… тяжелейшим ломом! Смирял плоть, смирял себя… Чтобы уже вот таким преобразившимся внутренне выйти к людям со своей песней-проповедью.

Отец Тихон рассказывает, как во время монашеского пострига будущий автор песен буквально заходил ходуном под пострижными ножницами, когда впервые услышал свое новое имя — данное ему в честь Романа Сладкопевца… А он-то хотел и в этом смириться, хотел стать, например, Ксенофонтом, или еще кем-то — но непременно строгим и аскетичным… И вдруг — Роман! Сейчас это имя обрело особую силу и власть над его судьбой, судьбой замечательного нашего русского сладкопевца, а тогда… Он чуть не устроил спор во время пострига… Но все же смирился…

Непросто было ему уходить из монастыря. Следовать благословению старца и продолжать петь — означало для него совместить несоединимое: монашество — с гитарой, ночи в гробу — с сладкоголосыми мелодиями, записи дисков — с молитвенными бдениями. Но пришлось! Не все понимали его, не все поддерживали. Да ведь чтобы стать исключением из правила — это надо еще заслужить. И вот он заслужил это! Ему больше не ставят в вину ни гитару, ни талант, ни негромкое пение. А ведь было и такое. Но всему этому подвело черту награждение иеромонаха Романа медалью победителя Всероссийского литературного конкурса имени святого Александра Невского в январе 2010 года…

Сложным, тернистым был путь певца-монаха. На целых восемь лет он лишился и голоса, и слуха. Общался с немногими близкими людьми только письменно. Эти записи сохранились у одной из его духовных чад. Случай в истории монашества безпримерный! Духовные советы — только на бумаге… Когда вся страна слушала его песни, сам он не мог слышать даже чириканья птичек у кормушки возле кельи. Он даже не сразу понял, что не может еще и говорить… Бог послал ему такой вот затвор!

Я в прошлом году лежал в больнице с двойным гнойным отитом ушей. Пришлось понять, как это страшно, вспоминать шум льющейся из крана воды, представлять негромкий шелест осенних листьев… Но у меня это длилось не больше месяца. И то хватило! А он так прожил целых восемь лет!

Только столь высоким душам, как отец Роман, посылает Бог такие огненные испытания. Только сильные духом достойно проходят их.

Иеромонах Роман и протоиерей Сергий.jpg Иеромонах Роман (справа) и протоиерей Сергий Гусельников на награждении медалями святого Александра Невского в Александро-Невской Лавре.

…А еще режиссер Матвеева в этом своем фильме словно бы нарвала в замечательном псковском залесье и подарила нам целый душистый букет из самых сокровенных, самых замечательных песен отца Романа! Эти песни теперь звучат во мне. И еще долго будут звучать. Мой друг и близкий друг редакции протоиерей Сергий Гусельников был удостоен, как и отец Роман, в начале этого года медали святого благоверного князя Александра Невского в Петербургской Александро-Невской Лавре. Мы много разговаривали с отцом Сергием об этих наших питерских «медных трубах» (я ведь тоже годом раньше удостоился за свою книгу «Капельки вечности» такой медали). Он с духовным подъемом рассказывал о своей встрече в Лавре с отцом Романом, которого наградили медалью за замечательную поэзию. Выехать из своего скита, из своей глубинки в северную столицу было для отца Романа немалым событием — но еще большим событием это награждение стало для почитателей творчества отца Романа! Большой зал духовно-просветительского центра при Лавре был заполнен до отказа. Когда еще представится случай живьем увидеть замечательного, любимого автора-исполнителя! Отец Сергий, и сам не чуждый крестьянского труда, в разговоре со мной заметил, что у отца Романа сильные крестьянские руки труженика (белоручке в скиту было бы просто невозможно прожить). Они на той встрече как-то соприкоснулись душами (чуть не сказал — медалями), в этот день радости и торжества. Тогда их свел вместе святой благоверный князь Александр! И вот я вижу в фильме их вместе — отца Романа из Псковской епархии и отца Сергия из самарского Кирилло-Мефодиевского собора. Для духовных людей нет преград и расстояний. Валентина Матвеева снимала это торжество в Лавре. И как же органично, как радостно вписался наш отец Сергий в ткань этой дивной киноленты! Стал частью жизни певца и подвижника из Псковского скита, отца Романа… Нет ничего случайного в жизни, и эта встреча отца Романа с нашим самарским батюшкой, запечатленная на кинопленке в фильме, для меня знаменательна.

— Вам понравился ваш фильм, Валентина Ивановна? — спросил я режиссера Матвееву после просмотра. Ведь она на показе киноленты находилась с снами в зале.

— Главное, он понравился отцу Роману, — ответила она.

Антон Жоголев

Дата: 11 октября 2012

http://благовестсамара.рф/-public_page_18117