Корнила Ильич, ты мне сказки баял (Павел Васильев)

Перейти к навигацииПерейти к поиску

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — первоисточник



Рассказ о деде


Корнила Ильич, ты мне сказки баял,
Служилый да ладный — вон ты каков!
Кружилась за окнами ночь, рябая
От звёзд, сирени и светляков.

Тогда, как подкошенная, с разлёта
В окно ударялась летучая мышь,
Настоянной кровью взбухало болото,
Сопя и всасывая камыш.

В тяжёлом ковше не тонул, а плавал
Расплавленных свеч заколдованный воск,
Тогда начиналась твоя забава —
Лягушечьи песни и переплёск.

Недобрым огнём разжигались поверья,
Под мох забиваясь, шипя под золой,
И песни летали, как белые перья,
Как пух одуванчиков над землёй!

Корнила Ильич, бородатый дедко,
Я помню, как в пасмурные вечера
Лицо загудевшею синею сеткой
Тебе заволакивала мошкара.
  
Ножовый цвет бархата, незабудки,
Да в тёмную сырь смоляной запал, —
Ходил ты к реке и играл на дудке,
А я подсвистывал и подпевал.
  
Таким ты остался. Хмурый да ярый.
Ещё неуступчивый в стык, на слом,
Рыжеголовый, с дудкою старой,
Весну проводящий сквозь бурелом.
  
Весна проходила речонки бродом,
За пёстрым телком, распустив волоса,
И петухи по соседним зародам
Сверяли простуженные голоса.
  
Она проходила куда попало
По метам твоим. И наугад
Из рукава по воде пускала
Белых гусынь и жёлтых утят.
  
Вот так радость зверью и деду!
Корнила Ильич, здесь трава и плёс,
Давай окончим нашу беседу
У мельничных вызеленных колес.
  
Я рядом с тобою в осоку лягу
В упор трясинному зыбуну.
Со дна водяным поднялась коряга,
И щука нацеливается на луну.
  
Теперь бы время сказкой потешить
Про злую любовь, про лесную жизнь.
Четыре пня, как четыре леших,
Сидят у берега, подпершись.
  
Корнила Ильич, по старой излуке
Круги расходятся от пузырей,
И я, распластав, словно крылья, руки,
Встречаю молодость на заре.
  
Я молодость слышу в птичьем крике,
В цветеньи и гаме твоих болот,
В горячем броженьи свежей брусники,
В сосне, зашатавшейся от непогод.
  
Крест не в крест, земля — не перина,
Как звёзды, осыпались светляки, —
Из гроба не встанешь, и с глаз совиных
Не снимешь стёртые пятаки.
  
И лучший удел — что в забытой яме,
Накрытой древнею сединой,
Отыщет тебя молодыми когтями
Обугленный дуб, шелестящий листвой.
  
Он череп развалит, он высосет соки,
Чтоб снова заставить их жить и петь,
Чтоб встать над тобою крутым и высоким,
Корой обрастать и ветвями звенеть!


<1929>

https://45parallel.net/pavel_vasilev/rasskaz_o_dede.html

http://scanpoetry.ru/poets/vasilev-pavel/poetry