Интервью с Николаем Зиновьевым (Светлана Коппел-Ковтун)

Перейти к: навигация, поиск

На вопросы отвечает НИКОЛАЙ ЗИНОВЬЕВ, любимый многими русский поэт, член Союза писателей России, лауреат Международного конкурса газеты «Литературная Россия» и компании «Росбытсоюз-Инвест», Большой литературной премии России, премии Союза писателей России имени Эдуарда Володина «Имперская культура», Всероссийской православной литературной премии им. Александра Невского, премии «Куликово поле» памяти Вадима Негатурова и др., автор 26 поэтических сборников; отныне — омилиец.

— Моё знакомство с вашим творчеством началось со стихотворения «Я — русский», которое заканчивается словами:

И человек сказал: «Я — русский»,
И Бог заплакал вместе с ним.

Потрясающее стихотворение, в нём приоткрывается и правда, и тайна русской души. Пользуясь случаем, спрошу: Что значит быть русским на Ваш взгляд? И ещё вопрос: О чём заплакал Бог? — авторское мнение интересно.

— О чём заплакал Бог — тайна. Но я смею предположить: Он заплакал о том, что «Любовь умаляется, зло набирает силу». Это, в итоге, и приведёт к Апокалипсису.

А почему заплакал именно с русским человеком? Тоже смею предположить, потому что Святая Русь — оплот Православия, теряет свою святость, несмотря на множество отреставрированных и построенных храмов. «Русь уходящая» — написал в своё время Есенин. Я думаю, этот процесс ухода русского человека от Бога продолжается, несмотря на внешнее, казалось бы, приближение. Россия и весь мир движутся, ещё раз повторю, к Апокалипсису. И это не моё личное мнение, как вы понимаете.

— Николай Александрович, вы недавно получили премию памяти Вадима Негатурова — он был нашим соклубником, реальным, а не номинальным, потому для нас стало большим потрясением всё случившееся с ним. В горле ком от прикосновения к теме. Одесса болит, душа до сих пор в шоковом потрясении. Эта трагедия, наверное, обожгла всех нормальных людей. В ней Майдан в полноте явил свою инфернальную суть. Как лично Вы пережили это?

— Страшная трагедия в Одессе — это одна из ступеней, по которым человечество спускается в Ад. Конечно же, это очень печально.

— А у вас есть родственники, друзья на Украине? Что с ними сейчас? Какие у вас с ними отношения?

— На Украине у меня живут две двоюродные сестры и племянники. Но мы потеряли связь со времени распада СССР.

— Вы верите в то, что мы сможем победить в этой схватке с инфернальным дном мира, являющимся его правящей верхушкой? Хватит ли у нас, русских, духовной здравости — той самой русскости, которую ныне требуют выбросить как хлам?

— Разумеется, мы сможем победить зло, сохранить русскость, но это на определённом историческом этапе. Конец света и Страшный Суд неизбежны. Православные люди принимают это как аксиому. А атеисты могут строить какие угодно воздушные замки.

— Ныне требуется демонстрация ненависти и к нашему общему советскому прошлому. Почему? Ваше отношение к СССР отражено в стихотворении:

У карты бывшего Союза
С обвальным грохотом в груди
Стою, не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей,
Как будто закрываю веки
Несчастной Родине моей.

Могли бы рационально объяснить свои чувства?

— Раздуваемая ненависть к СССР — стремление доказать, что существующий строй является лучшим.Я не застал ни сталинских репрессий, ни голодомора (о них, кстати, отдельный разговор). Моё детство и юность, и часть зрелого возраста выпали на время, когда мы не знали слов киллер, безработица, частная собственность на природные ресурсы и так далее.

Гонения на церковь я лично не ощущал. Кто хотел, тот верил в Бога и ходил в церковь. А то, что это не приветствовалось властью, так это беда её, а не верующих. Предвижу много возражений, но тем не менее, я думаю так.

— Стихи Вам больше помогают или мешают жить? Вспоминаю строчки:

Проснусь — и думаю о Боге.
Мурлыча, кот лежит в ногах.
Я нищ, как многие; в итоге
Мне б надо думать о деньгах...

— Для меня Поэзия — это и молитва, и покаяние, и спасение. Но исчерпывающего определения Поэзии, как проявления тонкого мира, дать, я считаю, невозможно. Оно (определение), как дорога к Богу, у каждого своё.

— Поэтический дар — это крест, благословение, призвание-задание?

— Поэтический дар — это и крест, и благословение, и призвание — задание.

— Сколько Ваших книг издано? Где и каким образом их можно приобрести?

Книг моих издано (не считая переизданий) — 26. Купить их нигде нельзя. Они все разошлись. Можно взять в библиотеках, числа которых я не знаю.

— О чём сейчас пишется?

— Пишется о том, о чём я писал всегда: о душе, о Боге, о жизни во всех её проявлениях.

— А как вы отличаете хорошее стихотворение от плохого, по каким критериям?

— В хорошем стихотворении присутствует Поэзия, а в плохом... если оно плохое, то это не стихотворение, а как сейчас говорят, просто текст.

— У Вас много «производственного шлака», если можно так сказать — неудавшихся стихов? Что Вы с ними делаете? Бывает ли такое, что пишете одно стихотворение на протяжении нескольких месяцев, лет, оттачивая те или иные строки?

— «Производственный шлак», конечно же, есть. Вспомните строки Маяковского, где он сравнивает Поэзию с добычей радия. А шлак я выбрасываю в корзину.

Процесс огранки стихов у меня сведён до минимума. Я переношу стихотворение на бумагу, когда оно уже созрело в голове ли, в сердце ли, в душе ли. В разных случаях по-разному.

— Какие из своих стихотворений Вы бы назвали самыми любимыми, отражающими Вашу натуру?

— Любимое стихотворение всегда только что написанное. Почему так? Не знаю. Выражают «мою натуру» все мои стихотворения. Каждое какую-то грань. Каждый человек многогранен без исключения и количество этих граней, по-моему, исчислению не поддаётся, так как мы сотворены по образу и подобию Божьему, а Бог, как известно, не познаваем и не исчерпаем до конца.

— Какую поэзию Вы любите и не любите? Ваши любимые поэты?

— Есть Поэзия, а есть непоэзия. Я люблю Поэзию.

Из любимых поэтов я бы назвал: Лермонтова, Хомякова, Соловьёва, Григорьева, Гумилёва, Блока, Юрия Кузнецова.

— Что для Вас счастье?

— Понятие счастья для верующего и неверующего разнятся диаметрально противоположно. Атеист хочет прожить спокойно и комфортно на земле, а православный готов здесь переносить любые испытания лишь бы оказаться в Царствии Небесном. Мне ближе второй вариант.

— Что для Вас Россия?

— Поскольку я поэт, потщусь ответить на этот вопрос стихотворением:

Стою на берегу реки,
А гладь Россию отражает.
Быть может мы с ней двойники?
Кто знает?...

Быть может, я в ней растворился
Или она во мне. Случайно.
Ну, всё. Я тут разговорился,
А это, вероятно, тайна.

Беседовала Светлана Коппел-Ковтун

2014

http://omiliya.org/article/nikolai-zinovev-lyubov-umalyaetsya-zlo-nabiraet-silu