Изъ столицы Оттомановъ (монах Виталий)/ДО

Перейти к навигацииПерейти к поиску



Изъ столицы Оттомановъ


Надоѣло въ Галатѣ́
  Жить мнѣ въ эту пору:
Еслибъ крылья, полетѣлъ
  На Святую Гору!

Какъ теперь прекрасно тамъ,
  Какъ душѣ отрадно,
И въ саду по вечерамъ
  Отдохнуть пріятно!

Воздухъ чистый, какъ янтарь,
  Полный нѣги зыбкой, —
И ликуетъ пышно тварь
  Жизнію съ улыбкой.

Всюду слышны по горамъ,
  Гласы птичьихъ пѣній,
Крикъ шакаловъ, всякій гамъ
  Въ глубинѣ ущелій.

Шумъ кузнечиковъ ночныхъ,
  Звонъ въ лѣсу мулашекъ,
Хоръ лягушекъ весняныхъ,
  Трескотня букашекъ.

Всё сливается въ одно,
  Пляшетъ и играетъ:
Майской радости полно,
  Бога прославляетъ.

Вечеръ занятъ самъ собой,
  Незамѣтно длится;
И, увлёкшись сей красой,
  Долго мнѣ не спится.

Совы тамъ, а тутъ сычи
  Спорятъ межъ собою:
Чьи изъ нихъ права въ ночи
  Больше надъ Горою.

А она какъ будто спитъ,
  Словно въ колыбели,
Убаюкали гранитъ
  Сладкихъ пѣсенъ трели.

Такъ дитя порой уснётъ,
  Пѣснѣ не внимая,
Няня всё жъ ещё поётъ,
  Люльку съ нимъ качая.

Съ высоты луна кругомъ
  Свѣтъ свой разливаетъ,
И уже сосѣдній холмъ
  Кругъ ея скрываетъ.

Появились облака,
  Больше лѣсъ чернѣетъ,
И дыханье вѣтерка
  Ароматомъ вѣетъ.

Чуть доносится ко мнѣ
  Моря шумъ пріятный…
Вдругъ, вотъ слышу въ сторонѣ
  Шорохъ непонятный…

Что то въ заросли лѣсной
  Дико прокричало,
Вмигъ промчалось подъ горой
  И внизу пропало…

Такъ и въ жизни межъ людей,
  За роскошнымъ пиромъ
Ахнетъ другъ среди друзей, —
  И убрался съ миромъ…

Вотъ и полуночный звонъ
  И клепанье въ било…
А сычи со всѣхъ сторонъ
  Всё зовутъ уныло.

Кончатъ службу чернецы,
  Снова отдыхаютъ,
Но пернатые пѣвцы
  Долго не кончаютъ…

О, прекрасный мой Аѳонъ!
  Какъ онъ мнѣ любезенъ!
Вширь и вдоль со всѣхъ сторонъ
  Равно интересенъ.

Ужъ не то, что Галата́,
  Съ грязью, съ пылью вѣчной,
Вонь, тревога, толкотня,
  Хаосъ безконечный…

Какъ нельзя соединить
  Адъ съ небеснымъ лономъ,
Такъ нельзя её сравнить
  Со святымъ Аѳономъ.


<1903>,

Написано подъ впечатлѣніемъ двухмѣсячнаго пребыванія
на подворьѣ, въ Константинополѣ, лѣтомъ 1903 г.