Жил юный отшельник. Он, в кельи молясь (автор неизвестен)

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку. — нужно сверить разные источники




Об отшельнике
(Райская птичка)


Жил юный отшельник. Он, в кельи молясь,
Священную книгу читал, углубясь.

В той книге прочёл он, что тысяча лет,
Как день, перед Богом мелькнёт и пройде́т.

Монах впал в сомненье, стал думать о том,
Что тысячу лет не сравнять с одним днём.

Не верит в священную книгу, глядит
И видит, что в келью вдруг птичка летит.

Вся блещет, сияет, и прелесть для глаз.
Как яхонты перья, а пух — как алмаз.

Когда же вдруг крылья она распахнёт,
То радугой светит, то златом сверкнёт.

Прекрасная птичка в полёте легка,
Быстрее и легче весны́, ветерка.

Летать уж устала, у две́ри сидит.
И радостно юный отшельник глядит.

Неслышно подходит, молчит, не дохнёт.
Лишь только он схватит, а птичка вспорхнёт.

Она от него, а отшельник за ней,
И так он выходит из кельи своей.

Идёт за ограду и полем идёт,
А птичка всё свищет, как будто зовёт.

Туда и сюда над цветами кружась,
Как звёздочка в воздухе светит, носясь.

И вот монастырь за пригорком исчез,
А инок за птичкой идёт в тень древес.

И с ветки на ветку всё птичка вперёд
Порхает, летает и сладко поёт.

На дуба вершину присела она,
И пением чудесным вся роща полна.

Расстроенный сердцем, в восторге душой
Внимает безмолвно монах молодой.

И миг наслажденья боясь потерять,
Звук каждый он ловит и жаждет внимать.

Забылся! Отрадно забвенье его!
Не слышит, не видит вокруг ничего.

Вдруг пенье умолкло, опомнился он…
Где ж птичка-певица? Исчезла, как сон.

Ах! птичка взвилася, как будто стрела,
И в небе сокрылась, была — не была.

Вздохнул добрый инок, и в келью спешит.
Казалось ему, час в отлучке он был.

Боится, что он опоздает в пути,
Что к трапезе ждут, и пора бы прийти.

Но вот монастырь, только чудно ему:
Ограда не та — недоступно уму!

За нею же новая церковь видна…
Дивится, откуда взялася она.

Он стучит в ворота, вот привратник идёт,
Но ему не знаком, прежде был, да не тот.

Не пускает монаха в обитель его:
— «Ты чужой, не видал я лица твоего!»

— «И тебя я не знаю.» — «Привратник я.» — «Нет,
Привратник здесь молод, а ты стар уж и сед.

Я вышел отсюда не более, как час.
С чего же здесь новый привратник у нас?

Иль Спасов не здесь монастырь?» — «Он и есть.»
— «Так пойди же к игумену, дай о мне весть».

И дивится привратник, игумена зовёт.
И вот за игуменом весь причт идёт.

Монах поклонился пред ними лицом,
Но только игумен ему не знаком.

Меж братии также знакомого нет.
Он смотрит, он ищет своих — не найде́т.

Монах приключенья свои рассказал,
Ему с удивлением весь причт внимал.

И мудрый игумен пришельца спросил,
Какое он имя меж братии носил.

«Антонием назван в монашестве я,
При мне был игумен — отец Илия».

И все изумились, по книгам глядят,
Нашли имена их лет триста назад.

Антоний в день Пасхи без вести пропал.
«Так писано в книге», — игумен сказал.

«Дивен Бог в чудесах», — так монах повторил,
И вдруг пред всеми свой вид изменил.

В нем виден был старец, взор юный угас,
Пред ним триста лет миновали, как час.

Он пал и молился. Два дня протекли.
Почил он, и с честью его погребли.



Духовный стих, записан от старообрядцев-кержаков с.Верх-Уймон Усть-Коксинского района О.С.Щербаковой, С.Петенёвой (Ковальчук) в 1989г.

Творцами и исполнителями духовных стихов на Руси были бродячие профессиональные народные певцы — калики перехожие, среди которых были и паломники, ходившие в Иерусалим на поклонение гробу Господню. Они — «нища братия», часто убогие и слепые — пели о своем призвании и назначении — нести по миру имя и слово Христа. Сами того не ведая, они способствовали созданию единства русской народной культуры.

Теперь редко можно встретить странников-певцов, но стихи существуют, их помнят в самых разных уголках России, переписывают тетрадки со стихами, хранят в сундуках рядом с самыми дорогими вещами. Сохранились они и у наших бабушек и дедушек. Один из них — «Жил юный отшельник». Записан от Атамановой Феклы Семеновны, 1908г.р. Ей напел стих дед Филарет, который вместе с семьей в 1851г. приехал в эти края из Вятской губернии. Позднее он ушёл от мира в горы, стал отшельником («пустынником»). Гора с тех пор носит имя Филаретовой горы. (С.М.Ковальчук, В.В.Карнаухова. Духовные стихи на уроке литературы. //Русская словесность, №5, 1997, с.75-78.)

Духовные стихи прочно связаны с христианскими идеалами. Глубокое понимание жизни, её ценности звучит в песне «Жил юный отшельник». Инок Антоний в силу молодости увлекается красотой, внешним блеском птички и забывает свое призвание. Путь созерцательности, поиска истины заменен бессмысленной погоней за недоступным, но манящим, соблазняющим. Герой не способен осознать тщетность этого пути и лишь узнав о том, что пребывал на нем 300 лет, мгновенно понимает, что он ушел с предназначенной Богом стези. Осознание этого греха, бессмысленности пройденного пути оказывается смертным для героя. Не гонись за соблазнами, ложными ценностями — такова идея стиха. (С.М.Ковальчук, В.В.Карнаухова).


http://www.starovereya.ru/spirit-poetry/244-the-hermit

http://rusfolklor.ru/archives/1333

https://books.google.ru/books?id=bXbKDQAAQBAJ&pg=PA190&lpg=PA190&dq=%D0%96%D0%B8%D0%BB+%D1%8E%D0%BD%D1%8B%D0%B9+%D0%BE%D1%82%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D0%BA,+%D0%BE%D0%BD+%D0%B2+%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B5,+%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D1%81%D1%8C,&source=bl&ots=vq88ctIRrc&sig=uId1gEe2BT2QZ_wso1u8avTxtxM&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjlpaDkjqTRAhUL2ywKHf3PAJcQ6AEISTAI#v=onepage&q=%D0%96%D0%B8%D0%BB%20%D1%8E%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D0%BE%D1%82%D1%88%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B8%D0%BA%2C%20%D0%BE%D0%BD%20%D0%B2%20%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B5%2C%20%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D1%81%D1%8C%2C&f=false

http://pesni.voskres.ru/songs/esmol11.htm

http://www.leonidfedorov.ru/txthrmit.htm