Елена Шварц

Перейти к: навигация, поиск


Елена Шварц
Елена Шварц
Елена Андреевна Шварц
* 17 мая 1948(1948-05-17), Ленинград
11 марта 2010(2010-03-11) (61 год), Санкт-Петербург
поэт


Еле́на Андре́евна Шварц (17 мая 1948(19480517), Ленинград — 11 марта 2010, Санкт-Петербург) — русская поэтесса, одна из ведущих фигур ленинградской неофициальной культуры 1970—1980 годов.

Отпевание Елены Шварц состоялось в воскресенье, 14 марта в Троицком (Измайловском) соборе Петербурга.

Похоронена на Волковском кладбище.


Стихи

О ней

«

Год, кажется 1989. Впервые всем им (этой группе вокруг Виктора Кривулина) официально разрешили почитать свои стихи в тогдашнем Союзе. Смелая Майя Борисова выступила и сказала: «Почему их не печатают. Прекрасные стихи. Их надо печатать.» А С. Ботвинник (тогда председатель секции поэзии) ответил открыто и прямо: «Не печатали и печатать не будем». И не печатали, пока Большой союз не кончился («Круг» — не в счет. Да и был уже предвестником конца той власти).

Лена читала завораживающе. Она пела. Отбивала ритм костяшками пальцев по столу. Но вдруг застучала громче, настойчиво и сердито: «Вы мне мешаете. Я читаю стихи!» Эти слова относились к Ботвиннику, который, сидя за столом президиума (как же без президиума) о чем-то переговаривался. В то время никто, кроме Лены, на такое не решился бы.

Она с детства чувствовала в себе огромную силу Поэта. И Право Поэта.
»
«

Сегодня отпевал в соборе Елену Шварц, замечательную петербургскую поэтессу, верующего и любящего Бога человека, нашу не совсем прилежную прихожанку.

Стихотворение, приведенное выше, Елена Шварц написала, будучи некрещенным человеком. Она не могла, будучи человеком честным, назвать себя православной христианской, потому что для нее это означало полное и безоговорочное принятие русского православия. А оно вызывало критику с ее стороны.

Прочитав, осенью 1996 года ее сборник, из которого вышеприведенное и нижеприведенные стихотворения, я захотел познакомиться с Еленой Андреевной (у нас были общие знакомые). Мы встретились с ней в ее прокуренной маленькой квартирке, находящейся недалеко от нашего собора, беседовали до глубокой ночи. Чуть позже я познакомил ее со своим другом, отцом Вадимом (про него в Дневниковых записях: лето 2003, лето 2004 гг.). Встреча за встречей Е.А. разъясняла для себя мучительные вопросы, которые были препятствием на пути к вере. Разве так не бывает, что умный и интеллигентный человек, не может назвать себя православным, потому что его сознание засорено штампами и стереотипами в отношении веры. Елена Шварц боялась, что Церковь лишит ее свободы творческого самовыражения, что сузит ее мысль, что заставит одеваться в черную юбку и платок и елейно подбегать под благословение батюшки... Она боялась каких-то рамок, решеток, оков для своего чувствования Бога. Но общаясь с нами, молодыми священниками, открыла для себя тот православный мир, который совсем не был похож на ею придуманный.

Кажется, в 1999 году она крестилась. У себя дома, склонив голову над эмалированным тазом. (Крестил ее отец Вадим.)

А потом Елена Шварц стала приходить в наш храм и причащаться. Как светились ее глаза в дни церковных праздников, когда стояла она среди людей, как низко опускала она глаза, подходя к исповеди. Будучи честным и ответственным человеком, она не могла временами приступать к Чаше, страдая извечным российским недугом. «Вот, я так готовилась, так готовилась – и сорвалась...» Не ходила в эти периоды и в храм. Только звонила и просила молитв о ней.

Когда в 2006 году наш собор горел и утром мы готовились к совершению Божественной литургии под открытым небом, на службу прибежала Е.А.: «Я стояла у окна, смотрела, как горит собор, и плакала от бессилья. А ночью сложились эти строки». И она протянула машинописную страницу – стихотворение, по которому пером была сделана правка. Этот единственный экземпляр ее стихотворения на пожар Троицкого Измайловского собора хранится где-то в моих вещах, в соборе, может быть, вложен в книгу, при попытке наскоро найти я его не нашел. Помню только, что сильней и трагичней, но вместе с тем и прорицательно-оптимистично так о пожаре, случившемся в нашем соборе, еще никто не писал и не говорил.

Она была глубоко верующим человеком, но все-таки придерживалась мыслей, которые нельзя назвать православными; так, она верила в перевоплощение души после смерти.

В последние годы Елена Андреевна болела раком. Она угасала, приводила в порядок свои дела, но все откладывала время последней исповеди и причастия: «Я еще поживу». Она, смелый и вдохновенный поэт, боялась, как неграмотная старушка, что причастие будет ее отходной, будет точкой в ее жизни. Когда, наконец, она внутренне согласилась с тем, что пора подводить итог, оказалось уже поздно. Я не успел ее причастить...

»

Ссылки


Red copyright.svg В соответствии со статьёй 1281 ГК РФ произведения этого автора перейдут в общественное достояние 1 января 2081 года.