Дома косые, двухэтажные (Николай Гумилёв)

Перейти к навигацииПерейти к поиску



Старые усадьбы


Дома косые, двухэтажные,
И тут же рига, скотный двор,
Где у корыта гуси важные
Ведут немолчный разговор.

В садах настурции и розаны,
В прудах зацветших караси,
— Усадьбы старые разбросаны
По всей таинственной Руси.

Порою в полдень льётся по́ лесу
Неясный гул, невнятный крик,
И угадать нельзя по голосу,
То человек иль лесовик.

Порою кре́стный ход и пение,
Звонят во все колокола́,
Бегут, — то значит, по течению
В село икона приплыла.

Русь бредит Богом, красным пламенем,
Где видно ангелов сквозь дым…
Они ж покорно верят знаменьям,
Любя своё, живя своим.

Вот, гордый новою поддёвкою,
Идёт в гостиную сосед.
Поникнув русою головкою,
С ним дочка — восемнадцать лет.

— «Моя Наташа безприданница,
Но не отдам за бедняка». —
И ясный взор её туманится,
Дрожа, сжимается рука.

— «Отец не хочет… нам со свадьбою
Опять придётся погодить». —
Да что! В пруду перед усадьбою
Русалкам бледным плохо ль жить?

В часы весеннего томления
И пляски белых облаков
Бывают головокружения
У девушек и стариков.

Но старикам — золотоглавые,
Святые, белые скиты,
А девушкам — одни лукавые
Увещеванья пустоты.

О, Русь, волшебница суровая,
Повсюду ты своё возьмёшь.
Бежать? Но разве любишь новое
Иль без тебя да проживёшь?

И не расстаться с амулетами,
Фортуна катит колесо,
На полке, рядом с пистолетами,
Барон Брамбеус[1] и Руссо.


<1913>


  1. Барон Брамбеус — псевдоним О. И. Сенковского (1800—1858); очевидно, имеются в виду «Фантастические повести и рассказы барона Брамбеуса» (1840).

s:Старые усадьбы (Гумилёв)