Глаголы вещие (поэма) (иеромонах Роман)

Перейти к: навигация, поиск



Глаголы вещие (поэма)



Какая обречённая луна!
Молчит земля тревожно и сурово.
И в Вечность устремилась тишина,
Внимая Откровенью Богослова.

1

Аз, Иоанн, по Бо́зе о́бщник ваш,
Бых на молитве в Ду́се в день недельный.
И слышах глас, яко труба глася́щ:
— Аз есмь Грядущий, Первый и Последний.
  И обратихся ви́дети — застых,
  И ви́дех седмио́гненник единый,
  И посреде́ светильников златых —
  Подобно Человеческому Сыну
Глава Его и вла́си, яко дым,
Белее свежевы́панного снега.
И опоясан поясом златым
Живый во веки, Альфа и Омега.

2


Отве́рзе Агнец дла́нию десной
Печати, возглашая: — Виждь и внемли.
И белый конь, и рыж, и вороной,
Почуяв волю, понеслись на землю.
  И Он отъял четве́ртую печать —
  Аз имя Смерть проче́л на лике бледном.
  И бледный конь сидящего помчал,
  И глад за ним, и ад идяше следом.
Егда отверзе пятую печать —
Под Олтаре́м увидех избие́нных,
И да́ша им за велию печаль
Белы́ одежды — облаченья верных.
  А за шестою — скорби не вместить.
  Аз обозрех смятение в народе.
  И велий трус, и солнце мрачно бысть,
  И, яко кровь, луна на небосводе.
Падоша звёзды, якоже листва,
И небо отлучися, яко свиток,
И всякая гора, и острова́
Пучиной восхотели быть сокрыты.
  И вся язы́ки, в горы устремясь,
  Теснясь в пещерах, вопияли, плача:
  — Пади́те, горы, и покрыйте нас,
  Кто может стати против гнева Агнча!

3


Снята́ печать Десницею Святой.
И бысть безмолвье, яко на немного.
И Ангел ста́ с кадильницей златой,
И воскурил молитвами пред Богом.
И фимиам святых прия́ше Бог.
И Ангел, исполняя послушанье,
Олтарний огнь в кадильнице возжёг, —
Послал земли́ и гро́ми, и блистанья.

4


И первый Ангел воструби горе́ —
И град, и огнь, и кровь поверг на землю.
И третия часть древа погоре́,
И всякий злак свое́ утратил семя.
  И он преста́, и воструби вторый,
  И се — гора, огне́м жего́ма, пала.
  Поги́бе третья часть судов и рыб,
  И третия часть моря кровью стала.
И третий глас звезду Пелы́нь низве́рг,
И та паде́ свещо́й горящей в во́ды.
И третья часть источников и рек
Пелынью ста́ и смертию народам.
  И третия часть солнца, зве́зд, луны
  Затмилася четве́ртою трубою,
  Светила, не имущия вины,
  За человеков уязвились тьмою.
И пятый Ангел возгласи трубой —
Паде́ звезда́, и бысть открыта бездна.
И взы́де дым, и пру́зи над землёй,
Иму́щи жала мучити неверна,
  Подобны ко́нем, на главах венцы
  И лица, яко лица человечи.
  И в тыя дни взыскуют смерти вси
  И не обрящут — убежит далече…
И воструби шестый, и слыша глас,
И разрешиша Ангел при Ефрате,
Да будут лето, месяц, день и час
Часть третью человеков избивати.

5


И знамение велие познах:
Жена явися, в солнце облече́на.
И под ногами — полная луна.
И на главе венец от зве́зд вечерних.
  И змий великий, че́рмен, седмиглав,
  Стояще пред хотящею родити.
  И видех, сей неистово желах
  Рожде́нное Женою погубити.
Но восхище́н к Престолу Сын Ея,
Имущий упасти́ жезло́м язы́ки.
Жена бежа́ в пустынные края.
И сотвориша битву змий великий,
  Хотяще устоять любой ценой.
  И Михаил, и Ангели святи́и,
  Сразились с древнем змием-сатаной
  И Агнчей Кровью победиша ти́и.
О небеса! Вас Кровию спасли,
И потому ликуй, на них живущий!
Но горе вам, на мори и земли,
Низвержен к вам рыкающий и лгущий.

6


И видех, сто́я но морсте́м песце́,
Из моря зверя мерзка восходяща.
Десятирог, и ки́йждо бех с венцем,
И на седми глава́х хулу носяща.
  Подобен рыси, львиные уста,
  Ногой медвежьей брег морской отмерил.
  И змий, своею силой напитав,
  Даде́ престол и власть, и область зверю.
И видех аз израненную зле
Главу едину на могучей вые.
Но язва смерти чудом исцеле,
И поклонишася народи змию.
  И зверь уста отве́рзе на хулу,
  И ху́ли Ангел и Того, Кто свыше.
  И вся колена потекли ко злу,
  И гна святых, и многих победиша.
И и́ный зверь, исшедый от земли,
Имеюще два рога, яко агнча.
И гласом змия лесть свою изли́
И огнь с небес тому, кто лести алчет.
  Клеймяше на деснице иль челе
  Звериный знак, тому, кто убоится.
  И купля, и продажа на земле —
  Печать имущим, верный истребится.
Кто и́мать ум, внимай. Зде мудрость есть.
Число зверино изочти, считая.
Число его шестьсот шестьдесят шесть.
Не поклонись, погибель обретая.

7


И видех Агнца на горе Сион,
Пред Ним поющих в ризах непорочных.
И си́и вси не знающие же́н,
И на челе́х иму́ща Имя Отче.
  И Ангела, паряща в небеси.
  Глаголюща ко племенам воззванье:
  — Воздайте славу Богу, Богу Сил,
  Прии́де час Суда и воздаянья.
И Ангел ин глагола вслед его:
— Паде́, паде́ град Вавилон великий,
Что от вина безумья своего
Любодеяньем напои́ язы́ки.
  И третий глас услышах слух земной:
  — Кто поклонился зверю — станет слева.
  И имать пити ярости вино,
  Вино нерастворе́но в чаши гнева.
И будет огнь безжалостно палить
Запечатле́нных смертною печатью.
И дым мученья вечно восходить,
И пеплом отзываться на проклятья.

8


И ви́дех о́блак све́тел над собой
И Сына человеческа седяща,
Имеяй на Главе венец златой,
И острый серп десницею держаще.
  Изы́де Ангел и возвыси глас
  — Приспе́ пора, Царю и Господине!
  Посли́ Свой серп и жни, при́иде час,
  Зане трава земная и́зше ныне.

9


И видех и́но зна́мение аз:
Се море, яко сткля́но и горяще́,
И Агнчу песнь поюще чудный глас
Имущих гусли, на́ мори стоящих.
  Они не отступиша от Творца,
  Попра́ша образ злый и начертанье.
  И потому взывали без конца:
  — Благословен Дающий оправданье!

10


И велий глас от скинии воззвал,
Глаголющ се́дмим Ангелам: — Восстаньте!
Идите и излейте седмь фиал
И яростию землю напитайте!
  И и́де первый Ангел и изли́
  Златы́й фиал на горе всим живущим.
  И бысть гной зол и лют по всей земли́
  На людех, начертание имущих.
Вторый на мо́ре излия́ фиал,
И кровью ста́ша волны голубые.
И третий Ангел кровью напитал
И реки, и источники водны́я.
  Четве́ртый Ангел солнце поразил,
  И бысть ему дано огне́м вредити.
  И велий зной народи опалил,
  И не престаша Господа хулити.
И пятый Ангел гнев изли во тьму
На царство зверя и престол треклятый.
И жва́ху языки свои от мук,
И ху́лиша Творца от чаши пятой.
  И излияся Ангелом шестым
  Фиал в Ефрат послушною десницей.
  И сотворися путь царе́м земным,
  Да шествуют по дну на колесницах.
И ста седмый, и на воздух изли.
И быша гла́си, громи и блистанья.
И трус вели́к, и град зело велик.
И ху́лиша, забы́ о покаяньи.

11

И видех любоде́йцу на вода́х
Безстыдну и презревшу наказанье.
И ца́ри, и раби́, забыша страх,
Упишася ея любодея́ньем.
  И дмя́ся, в червленни́цу облачась,
  Покрыша срам порфирой позлаще́нной,
  И златом, и каменьями гордясь,
  Держаще чашу с мерзостью и скверной,
Седяще на исполненном хулы
Червле́нем звере о десяти ро́зех.
И пе́ша племена слова хвалы
Пияной сей кровьми святых о Бозе.
  И Ангел тайну зверя возгласи:
  — Зверь бе и несть, от бездны изыдоша.
  Седмь глав — суть го́ры и жена́ на сих,
  И ца́рие седмь суть, и пять падоша.
И во́ды, иже видел, — племена.
И ро́зе зверя — ца́рие, и сими
Огне́м погибнет велий град — жена,
Имуще царство над цари земными.

12

И с небеси явися Ангел ин,
И землю просвети своею славой.
И возопи́: — Паде́ кромешный сын,
Паде́ великий Вавилон кровавый,
  Бесом жилище и нечистых птиц.
  Дошли до Бога вси его неправды,
  Зело́ возне́сся и повержен ниц,
  Да всяк обрящет пепел вместо града.

13

И отворися небо, и по сих —
В червле́ной Кровью ризе Царь явися,
И видех ко́ней белых и на них —
Небесных воев, облече́нных в виссон.
  И ста́ на солнце Ангел, возопи,
  Глаголя о́рлям заповедь Владыки:
  — Летите, соберитеся на пир,
  Да сне́сте пло́ти малых и великих.
И видех зверя, и царей земных,
На брань текущих, и пророка лжива.
И убиени быша вои их,
А зверь и лгущий в огнь внидоста жива.

14

И пре́йде небо, и земля сгоре́,
И но́во небо, и земля яви́ся.
И град сходящий свыше обозрел,
И в граде сем нескверн и свят явися.
  И Агнец Херувимами носим,
  И тму, и смерть отъя — не ста́ста бо́ле!
  Аз, Иоанн, свидетельствую сим —
  Гряде́т Воскресший, мзду носяй с Собою.

Внимай, душе, коль можешь понести.
Сегодня ближе, нежели чем было.
И кровью напоённый вещий стих
Уже коснулся скорбного светила.




http://www.manna-lib.com/poetry.php?p=1641