В шумной, весёлой и людной столице (Сергей Бехтеев)

Перейти к: навигация, поиск



Солдатские похороны


Посвящается светлой памяти

Государя Императора Николая I



В шумной, весёлой и людной столице
Умер солдатик в казённой больнице,
Умер бедняга, отпел его поп,
И повезли на погост его гроб.

Медленно кляча по снегу шагает,
Кнутиком возчик её подгоняет,
А позади престарелая мать
Не поспевает за гробом бежать.

Быстро идёт за прохожим прохожий,
Что им до гроба под жалкой рогожей,
Нет с ним богатых и пышных венков,
Нет в раззоло́ченных ризах попов.

Нет ничего, что влечёт к себе так
Падких на зрелище праздных зевак…
Вдруг позади конский топот раздался,
Лихо красавец-рысак поравнялся

И, наклонившись, проезжий спросил:
«Бабушка, кто у тебя опочил?»..
Слёзы корявой рукой отирая,
Шепчет в ответ старушка, рыдая: —

«Это сынок, господин офицер,
Царский солдат, отставной кавалер,
Верой и правдой Царю он служил,
В бой, как на праздник, кормилец ходил.

Пуля-злодейка его не взяла,
Ну, а вот до́ма-то смерть прибрала».
Грустно проезжий на бабку взглянул,
Молча из санок на землю шагнул,

Взором орлиным вокруг он повёл
И величаво за гробом пошёл…
Диву дивуется встречный народ: —
«Глянь-ка, сам Царь-то за гробом идёт,

Видно покойник не простенький был,
Что он такую, мол, честь заслужил»…
Все́ протесниться поближе хотят,
Снять на ходу свои шапки спешат,

И многотысячной, пестрой толпой,
Чинно к погосту идут за Невой.
Сколько тут люда, кого только нет,
Сколько саней и господских карет,

Здесь генералы, министры, дельцы,
Лица посольств, челядинцы, купцы,
Люди всех возрастов, званий, чинов, —
Море людских обнажённых голов.

Все́ эти люди за гробом идут,
Словно покойнику долг отдают,
А впереди их народной волны
Сам Самодержец великой страны,

Царь, для которого каждый герой
Дорог и люб за свой крест боевой…
Так на особый, невиданный лад
Был погребён неизвестный солдат.


<5 июня 1947>,
г. Ницца


http://eletskraeved.ru/bexteev-s-s-soldatskie-poxorony