В оны дни, измученный страданьем (Сергей Бехтеев)

Перейти к: навигация, поиск



Венец Богоматери


Радуйся, Владычице милостивая о нас

пред Богом предстательница!
Акафист Божией Матери



В о́ны дни, измученный страданьем,
Измождённый бременем невзгод,
К Богоматери стекался с упованьем
Православный, страждущий народ.
И толпясь у чудотворной се́ни,
Пред Заступницей склонялся на колени,
Чуждый мира и его забот.

Из далёких дебрей и селений
Нёс он к Ней с дырявою сумой
Тихий шёпот пламенных молений
Плач души, истерзанной судьбой,
Боль недужных вековых страданий,
Недоступную для мудрых врачеваний
Непосильную для немощи людской.

И пред этой кротостью покорной,
Умилявшей верой небеса,
Совершались силой чудотворной
Небывалые на свете чудеса —
Из пучин земного произвола
Доходили до Предвечного престола
Немудрёные, простые голоса.

Исцелённые любовью неизменной,
В умиленьи упада́я ниц,
Богомольцы ризой драгоценной
Облекли Царицу всех Цариц.
И венец безценный и лучистый
На челе Владычицы Пречистой
Засиял блистательней зарниц.

Шли века́. Сменялись поколенья.
Враг смущал мятущихся людей,
Но не молкли жаркие моленья
Не слабела вера прошлых дней.
Тёмный люд заглохшими тропами
Брёл согбе́нный с скорбью и мольбами
Под покров Защитницы своей.

Шли года. Бесовские усилья
Вновь сулили лютый, смертный бой.
И склонились царственные крылья
Перед смутой, злобой и враждой.
Мономахова державная корона
Покатилась по ступеням трона,
Сорванная вражеской рукой.

Но врагу, казалось, было мало
Униженья Белого Царя,
Красный змий, вздымая дерзко жало,
Двинул чернь к святыням алтаря,
И венец с Иконы чудотворной
Наглый вор с насмешкою позорной
Снял, безчестье страшное творя.

Жребий брошен — самозванцы, воры,
Как давно когда-то у Креста,
Позабыв корыстные раздоры,
Делят ризы Матери Христа.
Совершив открыто святотатство,
В злом слепом неистовстве злорадства
Богохульствуют их наглые уста.

На глазах безмолвного народа
Страшный грех пред Богом совершён.
Пир кровавый празднует свобода
В мрачный день печальных похорон.
Брат Иуды с сердцем дерзновенным
Продаёт купцам иноплеменным
Драгоценности с ограбленных икон.

Порождая радости восторга,
Погостивший за морем купец,
Продаёт с общественного торга
С Богоматери украденный венец.
И кокотке, вышедшей из бара,
Модный лев парижского бульвара
Покупает камни для колец.

Бал гремит. Нарядные блудницы
Мчатся в вихре пляски круговой,
В их уборах, как огни зарницы,
Слёзы-камни искрятся игрой.
Дар священный страждущего брата
Брошен в жертву оргии разврата
Дьявольской безсовестной рукой.

А в глуши, далёкой и мятежной,
Где скорбит распятый человек,
Богоматерь с благостью безбрежной
Смотрит скорбно на кровавый век.
И под вой бесовский и угрозы
Перед Ней горят, как жемчуг, слёзы
Нищих, сирых, хворых и калек.


<1922>, Королевство С. Х. С. (Сербия)


Примечание автора: Стихотворение «Венец Богоматери» было впервые напечатано в № 304 газеты «Новое время» (воскресенье, 30 апреля 1922 г.), издававшейся в Белграде М. А. Сувориным с нижеследующим моим примечанием: «На этих днях моими знакомыми получено письмо из Москвы 25 марта сего года, извещающее их о новом узаконенном святотатстве большевиков над чудотворной иконой Иверской Божией Матери, с которой грабителями снята старинная риза со всеми находившимися на ней драгоценными камнями».