В многошумной пустыне людской (Леонид Сидоров)

Перейти к: навигация, поиск



* * *


В многошумной пустыне людской
Среди плоских и скучных равнин
Я бреду со своею тоской,
Без друзей, совершенно один.

И на сердце немая печаль,
И становится жизнь холодней, —
Всё несётся в туманную даль,
Невозвратно теряяся в ней.

А без близкого всё холодно́,
И не греет познания свет.
Где же близкое, где же оно?..
О, поверь мне, здесь близкого нет.

В этом мире расчёта и лжи
Не найду я его никогда.
Где же близкое, ты мне скажи?
Где же близкое близко всегда?

Две черты я черчу пред тобой:
Идут равные рядом они;
Вечно равные равной судьбой,
Они вечные будут одни.

Две другие черчу я черты,
И одну ко другой я веду.
Может быть, здесь — как думаешь ты? —
Я и близкое наше найду?..

Но черты, вдаль безцельно стремясь
И свой путь только зная всегда,
В одной точке лишь раз пресечась,
Не сойдутся уже никогда.

Всё безследно теряется в мгле,
И глядущее наше темно.
Всё далёко, мой друг, на земле,
Всё разрозненно, всё здесь одно...

— О мой друг, что о близком грустишь?
Ну, довольно же так тосковать!
Ты тоской ничего не решишь.
Станем лучше мы круг рисовать.

О мой брат, о мой близкий, мой друг,
Что без близкого близким живёшь,
Начерчу пред тобою я круг,
И ты близкое сразу поймёшь.

В круге точно мы центр утвердим
И от точек окружности, друг,
К нему линии мы прочерчи́м,
И тогда всё расскажет нам круг,

И сомнения прочь убегут,
Мы великое в малом поймём:
От окружности к центру идут
Много линий, сливаяся в нём.

Идут, равные, к центру они,
Нет начальников в них, нет рабов.
Они вместе идут — не одни,
Без цепей, без кнута, без оков.

Они равные могут лишь жить
И в единой любви и мольбе.
Тот счастливым всегда может быть,
Кто идёт только с равным себе.

Кто ж стремленье своё утвердит
На такой же черте, как и он,
Тот себя и сближенья лишит,
Тот из круга изринется вон.

Счастья нет, когда в стороны лица
И когда их стремленье темно.
Счастье всех, когда все — единица,
Счастье всех, когда все лишь одно.

Те, что к Богу пошли, о мой друг,
Никогда уж не будут одни.
Светел, радостен вечный их круг,
Вечно близкие будут они.

Все Единого трепетно ждут,
Все омыты в единой Крови,
Все к единому Центру придут,
Все сольются в единой Любви.

И без томительной подёнщины
Их благодатная судьба,
Нет ни мужчины, нет ни женщины,
Ни господина, ни раба.

Легка их жизнь, на вид суровая,
Чиста единая Любовь.
Кто во Христе — тот тварь уж новая:
Другая плоть, другая кровь.

Кто во Христе, те вечно близкие,
Им сердце общее дано.
И все высокие и низкие,
Все — нераздельное одно.

Ближе этого близкого нет,
Как, сближаясь всё время в пути,
Невозвратно, без мер и лет,
К Центру Вечному вечно идти.

Не грусти ж, что идёшь к концу лет,
Что душою и сердцем устал,
Верь: конца в Царстве Вечного нет,
Всё вернётся к началу начал.

Цель одну пред собой навсегда утвердим,
Отрешившись от мира сего,
И на крыльях любви высоко полетим —
К Триединому Центру всего.


<19??>