В итальянском тайнилище где же владелец Волошин? (Виктор Кривулин)

Перейти к: навигация, поиск

Этот текст ещё не прошёл вычитку.




Дом поэта


В итальянском тайнилище где же владелец Волошин?
Как десятые годы болели Египтом и Критом,
помнит чучело крымское, лоб оставляя открытым
для чудовищных капель-горошин.

Дом поэта, прибежище музы-игруньи,
пощадил комиссар, оприходовал крупный писатель —
и возвысилась башня над костью и тяжестью капель,
как луна в абсолютном безлуньи.
Стоит видеть Флоренцию — и в палестины родные
возвратишься похожим на Данта и Фра Анжели́ко,
бедной купишь земли, чьё дыханье — полынь и гвоздика,
дом поставишь — дошедший доныне

дом поэта… Действительно сто́ит! На крыше
я застыл, ослеплённый дугою прибоя:
как десятые годы светились, как зеркало плыло рябое,
нежной силой поддержано свыше!

Перед каждым лицом загоралось и гасло, и жаром
обдавало. Но что ностальгия? и разве
я по землям тоскую, по зелени вечной в соблазне?
Нет, печаль моя — время, какое становится старым.

Праздник духа, блистательный вид Возрожденья,
как сказал бы Зелинский, «славянского» — полная липа!
Два-три имени, пыль, мемуарная кипа,
пепел радостный самосожженья…

Есть и новому племени кость — рукотворная башня.
Демиургом игралищ и сплетен
соткан воздух легенды, кричащий, как петел,
среди полдня и жизни вчерашней.


<январь 1977>


http://www.vavilon.ru/texts/krivulin7.html