Всё зарастёт, была бы кость живая (иеромонах Роман)

Перейти к: навигация, поиск



* * *


Всё зарастёт, была бы кость живая.
Увидел я — растоптан мой родник.
Нет, не кричал, к ответу призывая,
Но ублажил и мёртвых в тот же миг.

О, мой родник! Как я к тебе стремился
Под солнцепёком, сглатывая пыль.
Так для того ли над тобой склонился,
Чтоб посмотреть на след чужой стопы?!

Мне поделом, я неспроста наказан,
Прие́млю отрезвляющую боль.
Хотел омыть заразу иль проказу,
Но видно век носить её с собой.

Я и не смел дотронуться устами,
И не мечтал когда-нибудь дойти.
И вот застыл в отчаяньи устало:
Нечистоты твоей не понести!

Плевки и поругания — всё в прошлом,
И ноет, как чахоточная, грудь.
Осела муть, но явственней подошва
(Не мне ли в сердце оседала муть?)

Куда идти? Отныне за спиною
Источник мой (теперь уже не мой)
О, небо! Изнемогшего от зноя
Напой хотя бы влагой дождевой.


<21 июня 1990>,
г. Кярово