Всех голодных и униженных (монах-святогорец)

Перейти к: навигация, поиск



Покаяние


Всех голодных и униженных,
Всех слетевших с гнёзд насиженных,
Всех живущих «на ура»,
С топорами до утра…

Всех, кто в го́ре бродит ягодой,
Всех, кто боли лечит брагою,
Всех упавших в жизни тину,
Всех попавших в паутину,

Всех зарёванных, замотанных,
Всех заплёванных заботами,
Всех загаженных деньгой,
Всех ревущих над собой,

Всех пропащих, нищих, сирых,
Всех, кто встал на край могилы,
Всех, кто в грех корнями врос, —
Всех с любовью ждёт Христос.

Всем, кто жил, себя теряя,
Бог оставил ПОКАЯНИЕ.
Всех, кто жив, и всех, кто жил,
На кресте Господь простил!

Наших тюрем дверь свидания
Открывает ПО-КА-Я-НИЕ.
Все́ уходим на погосты,
Наши кости — только гости.

Этой жизни «дорого́й» — отбой!
Мы уходим «на покой» — домой!
Мы же куплены такой ценой —
Кровью Бога на кресте — Святой!

В небо ключик золотой — простой:
Не дорогою большой — тропой,
Не князья туда ведут и не звания,
Не друзья туда введут — ПОКАЯНИЕ.

Всех, кто продал свою жизнь греху,
Всех, кто стынет на земном ветру,
Всех, кто стонет под чужим ярмом,
Всех — святых, и тех, кто пал в содом, —

Всех спасает только ПОКАЯНИЕ,
Нет другого в небе ожидания.
ПОКАЯНИЯ Он ждёт, ПОКАЯНИЯ!
От «сейчас» до смертного дыхания —
ПОКАЯНИЯ, ПОКАЯНИЯ, ПОКА-Я-НИ-Я!

Пока ты — не ты, пока мы — не мы,
Отметём грехи, заметём следы
ПОКАЯНИЕМ!




По книге «С креста не сходят — с него снимают: стихотворный сборник монаха-святогорца»