А к сырой земле не прижаться мне (иеромонах Роман)

Перейти к: навигация, поиск



* * *


А к сырой земле не прижаться мне:
Мать сыра земля в гари-копоти.
И сижу один меж седых камней
Рядом с гибелью, возле пропасти.

Надо мной кружит одинокий гриф,
Видно хочет попробовать падали.
Птица чёрная, проглоти свой хрип,
Скоро-скоро тебя я порадую.

    По мне уже прокаркали
    Вороны, вороны.
    И за спиною шаркает
    С косою гостья скорая.

Погляжу вперед — холодеет лоб
Под моей стопой — воды рваные,
Оглянусь назад, и тотчас озноб
— Ох ты, гостьюшка нежеланная.

Что-то я хотел, что теперь о том?
И зовёт к себе пропасть-хищница.
И хватаю я воздух жадным ртом,
Впрочем, кто пред смертью надышится?

    По мне уже прокаркали
    Вороны, вороны.
    И за спиною шаркает
    С косою гостья скорая.

Как надгробный крест распластался гриф,
Высоко взлетел, даль окидывая.
Ради падали в небесах парит,
Высота твоя незавидная.

Облака плывут, в облаках покой,
Над хребтами забылись мечтательно.
Отчего ж, душе, в красоте такой
Ощутил себя мертвечатиной?

    По мне уже прокаркали
    Вороны, вороны.
    И за спиною шаркает
    С косою гостья скорая.

Похоронщик мой на валун слетел,
Чуть крылом меня не касается.
За спиной моей набелилась в мел
Ненасытная раскрасавица.

Я за всё своё получил сполна,
И у пропасти взял за правило:
Не глядеть на дно, а испить до дна,
Укрепи меня, Боже Праведный.

    Напрасно, знать, прокаркали
    Вороны, вороны.
    И за спиной не шаркает:
    Ушла в другую сторону.


<26 июня 1990>, Кярово-Лисье