Умер, бедняга! В больнице военной (К.Р.)

(перенаправлено с «Умер (К.Р.)»)
Перейти к: навигация, поиск



Умер


Умер, бедняга! В больнице военной
Долго родимый лежал;
Эту солдатскую жизнь постепенно
Тяжкий недуг доконал…

Рано его от семьи оторвали:
Горько заплакала мать,
Всю глубину материнской печали
Трудно пером описать!

С невыразимой тоскою во взоре
Мужа жена обняла;
Полную чашу великого горя
Рано она испила.

И протянул к нему с плачем ручонки
Мальчик-малютка грудной…
…И́з виду скрылись родные избенки,
Край он покинул родной.

В гвардию был он назначен, в пехоту,
В полк наш по долгом пути;
Сдали его в Государеву роту
Царскую службу нести.

С виду пригожий он был новобранец,
Стройный и рослый такой,
Кровь с молоком, во всю щеку румянец,
Бойкий, смышлёный, живой;

С еле заметным пушком над губами,
С честным открытым лицом,
Волосом рус, с голубыми глазами,
Ну, молодец молодцом.

Был у ефрейтора он на поруке,
К участи новой привык,
Приноровился к военной науке,
Сме́тливый был ученик.

Старым его уж считали солдатом,
Стал он любимцем полка;
В этом Измайловце щеголеватом
Кто бы узнал мужика!

Он безупречно во всяком наряде
Службу свою отбывал,
А по стрельбе скоро в первом разряде
Ротный его записал.

Мы бы в учебной команде зимою
Стали его обучать,
И подготовленный, он бы весною
В роту вернулся опять;

Славным со временем был бы он взводным.
Но не сбылись те мечты!
…Кончились лагери; ветром холодным
Жёлтые сдуло листы,

Серый спустился туман на столицу,
Льются дожди без конца…
В осень ненастную сдали в больницу
Нашего мы молодца.

Таял он, словно свеча, понемногу
В нашем суровом краю;
Кротко, безропотно Господу Богу
Отдал он душу свою.

Умер вдали от родного селенья,
Умер в разлуке с семьёй,
Без материнского благословенья
Этот солдат молодой.

Ласковой, нежной рукою закрыты
Не были эти глаза,
И ни одна о той жизни прожитой
Не пролилася слеза!

Полк о кончине его известили, —
Хлопоты с мёртвым пошли:
В старый одели мундир, положили
В гроб и в часовню снесли.

К выносу тела в военной больнице
Взвод был от нас наряжён…
По́ небу тучи неслись вереницей
В утро его похорон;

Выла и плакала снежная вьюга
С жалобным воплем таким,
Плача об участи нашего друга,
Словно рыдая над ним!

Вынесли гроб; привязали на дроги,
И по худой мостовой
Серая кляча знакомой дорогой
Их потащила рысцой.

Сзади и мы побрели за ворота,
Чтоб до угла хоть дойти:
Всюду до первого лишь поворота
Надо за гробом идти.

Дрогам вослед мы глядели, глядели
Долго с печалью немой…
Перекрестилися, шапки надели
И воротились домой…

Люди чужие солдата зароют
В мёрзлой земле глубоко,
Там, за заставой, где ветры лишь воют,
Где-то в глуши далеко.

Спи же, товарищ ты наш, одиноко!
Спи же, покойся себе
В этой могилке сырой и глубокой!
Вечная память тебе!


<22 августа 1885>,
Мыза Смерди


http://a-pesni.org/rus-jap/umerbedn.php

http://rutube.ru/video/94b23022352f4811f28f156369ccf7e9/