Во всю сегодняшнюю жуть (Борис Чичибабин)

(перенаправлено с «Россия, будь! (Борис Чичибабин)»)
Перейти к: навигация, поиск



Россия, будь!


Во всю сегодняшнюю жуть,
В пустыни городские
И днём шепчу: Россия, будь —
И ночью: будь, Россия.

Ещё печаль во мне свежа
И с болью не расстаться,
Что выбыл я, не уезжав,
Из твоего гражданства.

Когда всё сущее нищо́
И дни пустым-пустые,
Не знаю, есть ли ты ещё,
Отечество, Россия.

Почто ж валяешь дурака,
Не веришь в прорицанья,
Чтоб твоего издалека
Не взвиделось лица мне?

И днём с огнём их не достать,
Повывелись давно в нас
Твоя «особенная стать»,
Хвалёная духовность.

Изгложут голову и грудь
Хворобы возрастные,
Но я и днём: Россия, будь —
И ночью: будь, Россия…

Во трубы ратные трубя, —
Авось, кто облизнётся, —
Нам всё налгали про тебя
Твои славоразносцы.

Ты ж тыщу лет была рабой,
С тобой сыны и дочки,
Генералиссимус рябой
Довёл тебя до точки.

И слав былых не уберечь,
От мира обособясь,
Но остаются дух и речь,
История и совесть.

В Днепре крестившаяся Русь,
Чей дух ушёл в руины,
Я вечности твоей молюсь
С отпавшей Украины.

Ни твоё рабство, ни твой бунт
Не ставя на весы, я
И днём тебе: Россия, будь!
И ночью: будь, Россия!

В краю дремливом хвой и вод,
Где меркнет дождик мелкий,
Преображенья твоего
Ждёт Радонежский Сергий.

И Пушкин молит со свечой,
Головушка курчава:
«Россия, есть ли ты ещё,
Отечество, держава?»

Вся азбука твоя, звеня,
Мне душу жжёт и студит,
Но с ней не станет и меня,
Коли тебя не будет.

Пусть не прочтут моих стихов
Ни мужики, ни бабы,
Сомкну глаза и был таков —
Лишь только ты была бы…

В ларьках барышники просты,
Я в рожу знаю всех сам,
Смешавших лики и кресты
С насилием и сексом.

Животной жизни нагота
Да смертный запах снеди,
Как будто неба никогда
И не было на свете.

Чтоб не завёл заёмный путь
В тенета воровские,
И днём твержу: Россия, будь! —
И ночью: будь, Россия!

Не надо храмов на крови́,
Соблазном рук не пачкай
И чад бездумных не трави
Американской жвачкой.

В трудах отмывшись добела
И разобравшись в проке,
Россия, будь, как ты была
При Пушкине и Блоке.

Твоё обличье — снег и лёд,
Внутри таится пламя ж,
И Сергий Радонежский ждёт,
Что ты с креста воспрянешь.

Земля небес, не обезсудь,
Что, грусти не осиля,
Весь мир к тебе — Россия, будь! —
Взывает: будь, Россия!


<1992>,
г. Харьков