Проповедь 7 марта 2010, в неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную (Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл)

Перейти к: навигация, поиск

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня Крестопоклонная неделя. То есть то воскресение Великого Поста, которое посвящено воспоминанию о Кресте Христовом и поклонению Честно́му Кре́стному Дре́ву. В Евангелии, которое мы только что прослушали, от Марка, содержатся слова, хорошо известные каждому православному христианину: «Кто хочет идти за мной, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за мной». Эти слова много много раз повторяются в храме, на эту тему часто произносятся проповеди, и наше сознание ориентируется на очень важную мысль, которую Господь передаёт нам и всему миру: чтобы мы взяли крест свой, и что подъятие креста означает возможность и способность следовать за Христом. Но нередко первая часть этой важной фразы уходит как бы в сторону и не покоряет нашего создания. А вместе с тем и первые слова являются очень важными, и без них невозможно понять того, что означает крестоношение. Господь предлагает нам отвергнуться себя. «Отвергнись себя и возьми крест свой».

Что же означает это отвержение? Если бы кто-то нам просто предложил: откажись от себя, отвергнись от себя — мы бы такого человека, наверно, посчитали ненормальным, потому что это предложение идёт вразрез с нашим опытом. Но поскольку слова не человеческие, а божественные, мы не можем их отвергнуть, мы должны постараться проникнуть в их суть, понять глубинный смысл, который они несут. Бог созда́л человека самосознающей личностью, и всё восприятие окружающего мира, познание окружающего мира мы осуществляем через своё собственное «я», через эту самосознающую личность, и хотим мы или не хотим, в этом смысле наше «я» всегда в центре. Так возжелал Бог. Поэтому наше понимание мира всегда субъективно, в том смысле, что оно осуществляется через это наше собственное «я», которое в свою очередь формируется под воздействием различных факторов, и среды, в которой мы живём, и семьи, и школы, и уровня образования, уровня культуры. Всё то, что формирует человеческую личность — это и становится главным инструментом познания мира и главным фильтром, через который мы просеиваем всё то, что мир и окружающая нас действительность обращает к нам. Но если такова была воля Божия, если был таков замысел Бога о человеке, чтобы он мир познавал через самого себя, значит это не греховно, а Богоугодно?

А что же тогда греховно? Когда мы говорим о центричности своей собственной личности, то всегда подразумеваем, и справедливо подразумеваем что-то неправильное в этом. А неправильность заключается не в том, чтобы мы мир познавали через самого себя, ибо другого пути нет, а неправильность заключается в том, когда мы стараемся мир сделать, организовать для самих себя.

Вот когда мы хотим мир Божий переделать под себя и только под себя, вот тогда и наступает грех. Кто-то может сказать: а я вовсе и не хочу мир переделывать, пусть он будет таким, как есть. Когда мы говорим о мире, мы ведь имеем в виду не космос, не вселенную — не дано нам переделать это под самих себя. А мы имеем в виду ту часть окружающей нас действительности, которой мы прикасаемся, которую мы через себя пропускаем, и вот здесь чаще всего мы и пытаемся сделать всё так, как нам хочется. Но ведь вот что удивительно: как разнообразен род человеческий, и нет двух абсолютно повторяющих друг друга личностей, так ведь не может быть и друг друга повторяющего понимания мира, и окружающей нас действительности. И если мы стремимся мир переделать под себя и для себя, так ведь это и делает наш сосед, и наш коллега по работе, и наш начальник, и наш подчинённый.

И если не будет никакого организующего начала, то как легко этим разным людям столкнуться в непримиримых конфликтах. А ведь так и происходит. Иногда только лишь мнение, высказанное против нашего мнения, лишает нас всякого покоя. Мы воспринимаем человека, который отважился сказать нечто несоответствующее нашему пониманию той или иной реальности, считаем своим врагом, конкурентом, опасным человеком. А если у нас появляется власть, то почему же такого человека не удалить, не убрать? А если он часто выступает несогласно с нами? Мы видим в этом опасность. А почему? Да потому что мы мир под себя стараемся устроить, и видим в несогласном человеке опасность своему замыслу.

А при чём же здесь крест? Давайте поразмышляем о том, что такое крест. Крест — это страдание. Но какое страдание? Мы знаем людей, страдающих недугами. Кто-то злоупотребляет алкоголем, кто-то — наркотиками. В результате страдает человек. Кто-то делает огромные ошибки в жизни, сознательные ошибки, идёт на ошибки и даже преступления, потом в тюрьму попадает. Можно ли назвать эти страдания крестом? Нельзя назвать. Потому что мы сами производим на свет эти страдания, это наш грех, и наша расплата за грех.

А какое же страдание мы именуем крестом? Только то страдание, которое нам посылается, которое мы не способны преодолеть. Это могут быть и болезни, и скорби, и люди, которые рядом с нами, но от которых мы не можем избавиться, они должны быть с нами, но приносят нам нередко нам страдания. Вот такое страдание, которое не от нас, оно от Бога — это крест. Это то, чего бы мы очень не хотели. Это не наш взгляд на мир и на человека. Это не наша система устроения мира вокруг нас, это нечто, привходящее в наш внутренний мир. И как мы реагируем на то, чего мы не желаем? Мы начинаем бороться с этим, а понимая невозможность побороть, начинаем мучиться, впадать в отчаяние, в уныние, в ропот. Это наша неразумная форма самозащиты — такой защитой мы ни от чего не защитимся, мы не снимем креста — мы усугубляем своё страдание.

Вот в свете сказанного и становится понятным, а что такое «отвергнуться от себя». А это пустить в себя без ропота, и уныния и отчаяния крест, который Бог на нас возлагает. Вот этот-то крест и будет ограждать нас от того, чтобы мир под себя преобразовывать. Мы никогда не изменим своей природы, и всегда будем мир воспринимать через самих себя, и крест также будем воспринимать, но объективное страдание и горе, и переживание — это ни что иное, что заставляет нас наступить на горло своей собственной песне, и уступить место, в первую очередь центральное место в своей жизни уступить Богу, потому что ведь только Бог может избавить от креста или обле́гчить этот крест, или дать силы его нести.

Отвергнуться от себя — это означает вместе со крестом Христа принять в свою душу, в свою жизнь. Это означает превратить страдание, которое кажется бессмысленным и ненужным, в способ спасения и духовного возвышения. Именно поэтому у каждого человека есть крест. Человек без креста — это Богом забытый человек. Если Бог хочет наказать, он лишает человека либо разума, либо способности преодолевать трудности и страдания. Вот тогда разрушается Богом определённый порядок жизни, человек перестаёт реально взирать на мир Божий, его ничто не может удержать в попытке преобразовывать под себя окружающий мир. А если у него деньги, а если власть? То такой человек становится страшным и разрушительным.

Отвержение от самого себя, способность принять крест — это и означает идти тем путём, который Бог нам предлагает. «Если кто хочет за мной идти…» Не за сильными мира, не за мудрыми мира сего, а тот, кто за Богом хочет идти, должен отвергнуться себя, и со смирением принять крест, понимая, что он даётся для спасения. И ни уныние, ни ропот, ни отчаяние, ни злобное сопротивление, а приятие креста Господня преобразует человеческую жизнь, меняет человеческие отношения, пронизывает их Божественной мудростью.

Да поможет всем нам Господь нести свой крест во спасение. Аминь.


Видеозапись проповеди 07.03.2010 в Казанском соборе Санкт-Петербурга