Памяти Ричарда III (Юрий Нестеренко)

(перенаправлено с «Памяти Ричарда III»)
Перейти к навигацииПерейти к поиску


Памяти Ричарда III



Когда бы Ричард III победил
При Босворте, достав мечом Тюдора,
Итог тридцатилетнего раздора
На справедливый больше б походил.

Кто был Тюдор? Мошенник и подлец,
Французский ставленник и внук бастарда,
Но Ричарда сразила алебарда,
Ему лишь не хватило мига, ярда —
И был бы у войны иной конец.

И Англия бы не узнала бед,
Которые познала в полной мере
При Хенрихе ѴІІІ, Кровавой Мэри —
Но не узнала б и Элизабет.

В чьём родословии отражены
Одни зловещие, дурные строчки —
У внучки узурпатора, у дочки
Тирана и казнённой им жены,

Отверженной, лишённой с детства прав,
Сестры религиозной фанатички —
Какие б можно ожидать привычки,
Какой бы должен был сложиться нрав?

Она же, все невзгоды одолев,
В историю вошла не жертвой кроткой,
(Чья жизнь была бы жалкой и короткой),
Не злобной фурией, не сумасбродкой,
А величайшею из королев.

Достигнутые ею рубежи
Ужель не искупают все опалы
И казни, коих было так немало,
И подлость, и глумливые оскалы,
И голый труп, и грязь посмертной лжи?

А Ричард... Кто наследовал бы трон
И кем бы стали сыновья и внуки?
Теперь уже никто не даст поруки,
Чего б там было больше — славы? Муки?
Свершений или ранних похорон?

Жаль Ричарда. Я б дрался за него,
Когда бы был британцем той эпохи,
Но столь хитры истории подвохи,
Что никому не просчитать всего.

А Бэсс, избрав безбрачье, без помех
Достигла славы не путем террора,
Но пресекла династию Тюдора,
Как будто искупая дедов грех.

Так что́ итог, возможно, и таков,
Что всё само устроилось на славу,
Где кровь лилась, там зеленеют травы,
А справедливость, попранное право —
Да мне-то что́, спустя аж пять веков?

Никто не свят, никто не божество,
В любой войне хватает безпредела,
Да и вообще — кому теперь есть дело?
А всё-таки — я б дрался за него!
 


2020.

http://yun.complife.info/verses/richard.txt

Авторская историческая справка. Кем был Хенрих Тюдор (потомок бастардов по мужской и женской линии, не имевший никаких прав на трон, высадившийся в Англии с французским войском), видно уже хотя бы по тому, что датой своего вступления на престол он задним числом объявил день накануне Босвортской битвы — т. е. ещё при живом, здоровом и царствующем Ричарде. Что́ позволило ему автоматически объявлять изменниками и конфисковывать имущество тех, кто участвовал в битве на стороне единственного на тот момент законного, коронованного и действующего короля. Показательно также и глумление победителей над телом поверженного врага — раздетый догола изуродованный труп Ричарда привязали к лошади, а потом бросили на площади Лестера напоказ толпе. Подобное вообще было в духе Ланкастеров — посмертному глумлению повергли и останки отца и брата Ричарда ІІІ. Йорки себе такого не позволяли — в частности, Хенрих ѴІ и его сын Эдвард были погребены с почестями.
Что́ касается версии о виновности Ричарда в убийстве принцев-племянников (старательно раздувавшейся Тюдорами, в том числе и Элизабет І, в угоду которой Шекспир написал свой пасквиль), то строгих доказательств мы не получим, видимо, уже никогда, но логика подсказывает, что заинтересован в этом убийстве был именно Тюдор. А вот Ричарду уже официально объявленные бастардами племянники не мешали, а главное — королей и претендентов убивают только для того, чтобы показать их сторонникам, что вопрос закрыт. Скрыть могут истинные обстоятельства смерти, но ни в коем случае не её факт — он, напротив, обнародуется максимально широко, и так было во всех предыдущих случаях смерти в заточении английских королей (включая Хенриха ѴІ, умершего «от тоски» в том же Тауре несколькими годами раньше).