Там, далеко, завеянный снегами (Сергей Бехтеев)

Перейти к навигацииПерейти к поиску



Верноподданным


(Обращение к членам съезда
Белого Совдепа в Париже

(16-23 ноября 1922 года)




Блажен муж, иже не иде
на совет нечестивых.

(Псалтирь, Псалом 1)




Там, далеко, завеянный снегами,
Кровавым сном спит бедный, милый край,
Распятый на кресте исконными врагами,
Раздетый донага руками красных стай.

Там рабским гнёт, рыдания и стоны,
Развратных уст кощунства и хула,
Безсильные мольбы, безцельные поклоны
И море русских слёз, и море бед и зла.

Там горе без конца и мука без предела,
Утрата ясных дум, потеря юных сил,
Невиданный позор поруганного тела
И цепи новые безчисленных могил.

А здесь, вдали от родственной Голгофы,
Забыв в пылу недавний свой раздор,
Собрались «вице», «оберы» и «хофы»,
Чтоб снова создавать мятежный загово́р.

И снова их сердца исполнены интриги,
И снова на устах предательство и ложь.
И вписывает жизнь в главу последней книги
Измену гнусную зазнавшихся вельмож.

Там стон и вопль, рыдания и слёзы;
А здесь, в кругу сановных богачей,
Постыдный торг, попрёки и угрозы,
И злая оргия разнузданных речей.

Здесь подлый шип преступного поклёпа,
Злорадство сплетен, се́рдца пустота,
Сужденье наглое презренного холопа,
Змеиных уст слепая клевета.

Опомнись, знать! ударил час последний!
Единый Бог — судья земных Царей.
Оставьте сор и мелочь дрязг передней
Под позументами затасканных ливрей.

Не вы ль всегда все бла́га получали,
Купаясь в роскоши безчисленных даров,
В шитье и золоте не вы ли щеголяли,
Украшенные блеском орденов?

Когда ж настал конец прекрасной были
И час пришёл, чтоб показаться вам,
Не вы ли первые Монарху изменили
И шпагу отдали мятущимся рабам?

И вот теперь, забыв в своей гордыне
Всё то, что вам случилось испытать,
Пытаетесь опять вы нагло на чужбине
Венцом Царей безсовестно играть.

Опомнись, знать! вернувшись из изгнанья,
Ответ ты дашь, как изверг, как злодей,
За лишний день народного страданья,
За каждый стон умученных людей.

За то, что в день, когда к тебе с Престола
Донёссся клич Блюстителя Его,
Ты не пошла за ним в безумьи произвола
И руку подняла преступно на Него.

За то, что нагло взяв себе опеку трона,
Чтоб волю навязать корыстную свою,
Ты колебала мощь Российского Закона,
Вселяя злой раздор в Державную Семью.

За то, что обратясь в бунтующую свиту,
За чуждым рубежом предательство творя,
Не встала, как один, ты грозно на защиту
Многострадального, далёкого Царя!


<1922>