Был груб к старшинам, к паникёрам — лют (Михаил Тимошечкин)

Перейти к: навигация, поиск



Гремел в строю винтовочный салют


Был груб к старшинам, к паникёрам — лют.
А медсестра над гробом обмирала.
Гремел в строю винтовочный салют —
Солдаты хоронили генерала.

Командующий фронтом приказал —
Хрипела трубка грозно и устало:
«Атаковать — иначе трибунал! —
И овладеть во что бы то ни стало!»

Под Вязьмою заснеженная степь.
В сугробах вязнет бедная пехота.
Поднял комдив улёгшуюся цепь
И с шашкою повёл на пулемёты.

Рубил с плеча железные ежи.
Затих перед колючим перелазом…
А роты, что ж, не взяли рубежи
И отошли, не выполнив приказа.

Вчера главком грозился расстрелять
Весёлого и дерзкого комдива.
Убит в бою. Какая благодать!
Всё обошлось достойно и счастливо.

Над холмиком звезда водружена —
Не палачи хоронят, а солдаты!
Не будет опозорена жена,
И дети не лишатся аттестата.

Не думайте, что был он нелюдим.
Душа живая в нём кипмя играла.
Простим грехи. Заслуги подтвердим.
Преломим хлеб — помянем генерала.


<3 июня, 12 июля 1992>


http://www.rospisatel.ru/timoshechkin.htm