В тот вечер — его искренне встречали (иеромонах Василий (Росляков))

Перейти к: навигация, поиск



Вход в Иерусалим


В тот вечер — Его искренне встречали:
Блестели слёзы искрами надежд,
От прошлого отрёкшись, выстилали
Дорогу кучей праздничных одежд.

И зной, и крики радости: «Осанна!»,
И сладкий запах пальмовых ветвей
Смешались изумительным дурманом,
И старцы походили на детей.

Забылось, что пройдут ещё до Пасхи
Обычные и памятные дни,
Все радовались, жили без опаски,
И только фарисей стоял в тени.

Он видел сокровенное оттуда —
Зачем такие крики до небес:
Они пытались вновь поверить в чудо —
В субботу Лазарь у́мерший воскрес.

Для Духа не придумано сословий,
Он в каждом как брожение вина.
Но кто-то Ему снова приготовил
Души своей истлевшие меха.

И что Он смог? Сломить кого-то в споре,
Помочь былые раны залечить.
А слышали, что Он прошёл по морю
И смог пять тысяч сирых накормить?

А если будут горести, как прежде,
На крест Его осудит гул людей.
За гибель неисполненной надежды
Мы мстим как можно глубже и больней.

И радость встречи, слёзы обратятся
В пощёчины, насмешки и нытьё,
И за столом соседу станут клясться:
— Я и тогда кричал: «Распни Его!»

И дни пошли б обычною дорогой —
В заботах, в неуютности мирской,
Лишь изредка неясная тревога
Смущала б завоёванный покой.

Но высказались судороги тверди
И чёрные голгофские кресты —
Ему недоставало страшной смерти,
А им — неискупаемой вины.