Научили пилить на скрипочке (Александр Галич)

Перейти к: навигация, поиск
«

Ну, это такое большое стихотворение и песня, в котором мне вдруг захотелось попытаться соединить два начала — живопись и поэзию, Мандельштама и Шагала.

Я — севастополец, крымчак, поэтому, в общем, могу вам сказать и вы можете мне поверить на слово, что в наши детские годы никто никогда не называл море морем. А бытовало в Крыму греческое слово «тала́сса». И ходить, значит, на пляж, называлось «пойдём поталассим».

Александр Галич (Фоногpамма)
»




Воспоминания об Одессе




Научили пилить на скрипочке,
Что ж — пили!
Опер Сёма кричит:
— Спасибочки! —
Словно:
— Пли!

Опер Сёма гуляет с дамою,
Весел, пьян.
Что мы скажем про даму данную? —
Не фонтан!

Синий бантик на рыжем хвостике —
Высший шик!
Впрочем, я при Давиде Ойстрахе
Тоже — пшик.

Но под Ойстраха непростительно
Пить портвейн.
Так что в мире всё относительно,
Прав Эйнштейн!

— Всё накручено в нашей участи —
Радость, боль.
Ля-диез — это ж тоже, в сущности,
Си-бемоль!

— Сколько выдано-перевыдано,
Через край!
Сколько видано-перевидано —
Ад и рай!..

— Так давайте ж, Любовь Давыдовна,
Начинайте, Любовь Давыдовна,
Ваше соло, Любовь Давыдовна,
Раз — цвай — драй!..

— Над шалманом тоска и запахи,
Сгинь, душа!
Хорошо, хоть не как на Западе:
В полночь — ша!

— В полночь можно хватить по маленькой,
Боже ж мой!
Снять штиблеты, напялить валенки
И — домой!..

…Я иду домой. Я очень устал и хочу спать. Говорят, когда людям по ночам
снится, что они летают — это значит, что они растут. Мне много лет, но
едва ли не каждую ночь мне снится, что я летаю.



— …Мои стрекозиные крылья
Под ветром трепещут едва,
И сосен зелёные клинья
Шумят подо мной, как трава.

— А дальше —
Тала́сса, Таласса! —
Вселенной волшебная стать!
Я мальчик из третьего класса,
Но как я умею летать!

— Смотрите —
Лечу, словно в сказке,
Лечу сквозь предутренний дым
Над лодками в пёстрой оснастке,
Над городом вечно-седым,
Над пылью автобусных станций —
И в край приснопамятный тот,
Где снова ахейские старцы
Ладьи снаряжают в поход.

— Чужое и глупое горе
Велит им на Трою грести.
А мне —
За Эгейское море,
А мне ещё дальше расти!

— Я вырасту смелым и сильным,
И мир, как подарок, приму,
И девочка
С бантиком синим
Прижмётся к плечу моему.

И снова в разрушенной Трое
— Елена! —
Труба возвестит.
И снова…

…На углу Садовой какие-то трое остановили меня. Они сбили с меня шапку,
засмеялись и спросили:

— Ты ещё не в Израиле, старый хрен?!

— Ну что вы, что вы! Я дома. Я — пока — дома. Я ещё летаю во сне. Я ещё
расту!..


<1973>


http://www.bard.ru/cgi-bin/listprint.cgi?id=35.07